ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ: СУЩНОСТЬ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Указывается на необходимость уточнить ключевые термины современной российской юриспруденции. Предлагается термин «уголовный процесс» заменить на термин «уголовно-правовой процесс». Обращается внимание на некорректность терминов «уголовный кодекс» и «гражданский кодекс». Раскрываются сущность и правовая природа презумпции невиновности в уголовно-правовом процессе, которые состоят в том, что у обвиняемого и подсудимого до вступления в законную силу обвинительного приговора не существует таких юридических обязанностей, как если бы он был виновен в совершении инкриминируемого деяния. Обосновывается тот факт, что нарушителем данной юридической презумпции может быть только государство.

Ключевые слова:
наука, юриспруденция, презумпция, юридическая презумпция, отрасль права, уголовно-процессуальное право, уголовно-правовой процесс, уголовный процесс, презумпция невиновности в уголовно-процессуальном праве, бремя доказывания
Текст

В настоящее время одним из актуальных и перспективных направлений научных, в том числе диссертационных, исследований  является проблематика презумпции невиновности в уголовно-правовом процессе[1].

Презумпция (лат. presumptio) — это предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными. В основе презумпций лежит социальный опыт, многократно проверенное практикой знание о том, что презюмируемое — типичный, вероятный при данных условиях факт.

Юридическая презумпция — это подтвержденное правоприменительной практикой предположение о наличии или отсутствии юридически значимых явлений.

Самой древней юридической презумпцией является презумпция знания права и закона: предполагается, что все должны знать писаный закон. Эта презумпция была сформулирована и применялась еще в римском праве (ignorantia legis neminem excusat — незнание закона никого не извиняет). Без такого юридического предположения было бы вообще невозможно применить правовую норму, решить то или иное юридическое дело.

Важнейшей и весьма популярной юридической презумпцией является презумпция невиновности обвиняемого в уголовно-правовом процессе: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности обвиняемого в уголовно-правовом процессе в действующей Конституции Российской Федерации закреплена в ст. 49. В современной России с этой презумпцией связано много мифов и ложных представлений. Так, когда предпринимаются попытки прервать обвинения в совершении преступления в чей-либо адрес (зачастую обвинения обоснованные), участники разнообразных телевизионных ток-шоу вспоминают именно эту презумпцию, ссылаются именно на нее. Считается, что до вынесения соответствующего решения суда («решения» в широком смысле этого слова) обвинять кого-либо в совершении преступления нельзя. Таким путем, в первую очередь, пытаются остановить средства массовой информации. Однако СМИ как раз и призваны привлекать внимание общественности и юрисдикционных органов к подобного рода фактам (преступным деяниям), информируя общество и указывая на повод для возбуждения уголовного дела.

Однако презумпция невиновности обвиняемого в уголовно-правовом процессе ни для кого (ни для гражданина, ни для СМИ, ни для властных субъектов, участвующих в уголовно-правовом процессе) не содержит юридического запрета (а значит, не возлагает соответствующей юридической обязанности) называть вора вором, а убийцу – убийцей. Иначе к юридической ответственности за нарушение этой обязанности следовало бы, в первую очередь, привлечь следователя и прокурора, которые составляют обвинительное заключение и официально выдвигают лицу обвинение в совершении преступления (то есть официально называют человека преступником) до решения суда.

Тогда в чем же заключается юридическое значение данной презумпции? Основные моменты ее юридического значения таковы. Во-первых, она влияет на распределение бремени доказывания: обвиняемый в уголовно-правовом процессе юридически не обязан доказывать свою невиновность - его вину должен доказать обвинитель со стороны государства. Во-вторых, и это главное, у обвиняемого и подсудимого до вступления в законную силу обвинительного приговора не существует таких юридических обязанностей, как если бы он был виновен в совершении инкриминируемого преступления. На деле это означает, что он (обвиняемый человек) не должен испытывать лишений, связанных с реализацией (практическим воплощением) подобных обязанностей. И вот здесь мы подходим к главному пункту проблемы. Оказывается, что единственным и единственно возможным нарушителем правил этой юридической презумпции (а следовательно – правонарушителем) может быть и является только государство. Таковым оно выступает в тех случаях, когда люди, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, испытывают лишения, никак не обусловленные целями и основаниями этой меры пресечения, а являются, скорее, пытками с тем, чтобы арестанта «расколоть» или принудить к самооговору. Содержание юридически невиновных людей в нечеловеческих условиях в следственных изоляторах – это и есть нарушение юридической презумпции невиновности и связанных с ней юридических обязанностей (должностных полномочий), за что должна наступать юридическая ответственность виновных субъектов.

Главный юридический смысл и основное правовое содержание презумпции невиновности обвиняемого в уголовно-правовом процессе состоят в том, что люди до вступления в законную силу обвиняющего их приговора суда юридически не обязаны и не должны испытывать лишения, подобные тем, которые связаны с реализацией юридических обязанностей, вытекающих из виновности лица и наступившей юридической ответственности. И еще раз подчеркнем: юридическое значение презумпции невиновности не заключается в том, чтобы служить инструментом, не позволяющим гражданам и СМИ сказать о преступнике, что он преступник, еще до того, как свое официальное мнение выскажет суд. Наличие клеветы или оскорбления в таких случаях не исключено, но это уже другая проблема и другой правовой механизм ответственности. Презумпция невиновности тут ни при чем. Изложенный вывод имеет общеправовой характер и может быть соотнесен с практической деятельностью любого государства. 

И подчеркнем еще один момент: презумпция невиновности - это отраслевая юридическая презумпция, относящаяся к такой отрасли, как уголовно-процессуальное право (а не к уголовному праву, как это иногда полагают).

 

[1] Представляется, что то, что сейчас в российской юриспруденции называют «уголовным процессом», следует именовать «уголовно-правовым процессом». Термин «уголовный процесс» более подходит для процесса совершения преступлений, чем для обозначения правового явления. Точно так же представляется неправильным термин «уголовный кодекс». Уголовный кодекс - это кодекс уголовников, кодекс норм, действующих в преступной среде (преступной субкультуре). Кодекс особых правовых норм-запретов должен обозначаться как «уголовно-правовой кодекс». И на основе норм этого кодекса наступает уголовно-правовая ответственность, а не «уголовная». «Уголовная ответственность» - это ответственность по нормам уголовного мира. Цивилистам тоже следует задуматься над тем, чтобы поменять термин «гражданский кодекс» на «гражданско-правовой кодекс». Соответствующие коррективы должны быть внесены в названия и других юридических кодексов, действующих в Российской Федерации.  

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации