PROBLEMS OF BALANCE AND SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF THE REPUBLIC OF TATARSTAN
Abstract and keywords
Abstract (English):
Sustainable development and its balance are paradigms that determine the efficiency of the functioning of the economy of the country and regions and its component – the socio-demographic situation. Healthcare is one of the sectors included in the socio-demographic sphere at the macro and meso levels of the Russian economy. The criteria for sustainable development and balance are not defined, they are in conflict with other parts of sustainable development. Despite some commercialization, its development is supported from the outside, despite the well-being of the Tatar Republic. This brings its own results. The social component in the republic is developed on a par with the economy as a whole.

Keywords:
Sustainable development, socio-demographic situation, health, economy, balance
Text

Решение задач по обеспечению населения региона качественным медицинским обслуживаением не может идти врезрез с общенациональными целями в области социально-демографического развития. Наша страна является приверженцем модели устойчивого развития, выдвинутой ООН в качестве глобальной.

Словосочетание sustainable development, переведенное с английского языка как устойчивое развитие стало применяться в середине XX в. В отношении проблем природопользования. Предполагается, что устойчивое развитие обеспечивается при условии естественного воспроизводства ресурсов, но для этого, в ходе потребления необходимо ему способствовать, то есть целенаправленно создавать. Английское слово sustainable подчеркивает стабильность, долговременность развития. Современное значение категория приобрела в докладе «Наше общее будущее» (1987 г.), распространенном Международной комиссией по окружающей среде и развитию (МКОСР) при ООН. [1] В докладе МКОСР дано определение: «Устойчивое развитие – это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности». [2]

Идея об устойчивом развитии продиктована заботой о будущих поколениях, сохранении среды обитания в приемлемом виде. Обычно понимают, что для этого необходимо соблюдать некий баланс. Чаще всего в этом контексте говорят о балансе потребностей. Здесь возможен двойственный подход: удовлетворение потребностей в природных ресурсах и удовлетворение потребностей людей. На наш взгляд, это две стороны одной и той же проблемы. Таким образом, потребление ресурсов должно быть сбалансировано потребностями в обеспечении качественного существования человечества и этот баланс должен быть обеспечен и в будущем на том же (или не ниже) уровне. Кстати, в этом ключе возникает вопрос о том, что должно быть обеспечено равенство возможностей для качественной жизнедеятельности населения всех стран. Этого на сегодняшний день не достигнуто.

Два указанных взгляда привели к дискуссии о сильной и слабой устойчивости. Подходя к рассуждениям об устойчивости неизбежно следует задать вопрос, в сом же конкретно она состоит. Что означает необходимость сохранить ископаемые для следующих поколений: не потреблять их совсем или потреблять в определенном объеме. Каким образом его определить? И здесь, как всякая философская концепция, устойчивое развитие, обнажает внутренние коллизии: если не потреблять ресурсы, то нельзя сказать, что будут удовлетворены все потребности для качественной жизни в настоящее время, и, наоборот, если потреблять так, как сложилось, то, значит, человечество лишится комфорта, но не понятно, ради чего. Поскольку технологии изменяются и не ясно, каковы будут в будущем источники энергии. При этом, если потребление будет ограничено, то качество жизни человечества в целом останется таким, как оно есть. В таком случае, что же следует ограничивать? Потребление ресурсов ведет к накоплению богатства, капитал используется для совершенствования потребления, в первую очередь, технологий.

Человечество всегда потребляло природные ресурсы, конвертируя получаемые за счет него богатства в капитал, а капитал используя для производства и наращивания потребление, а через это развивая человеческие ресурсы, как сейчас принято говорить - человеческий капитал. Данный подход ведет к развитию технологий, потребления и благополучия. Экстрополируя результаты подобного оборота капитала на будущее, действительно, можно прийти к выводу о грозящем истощении природных ресурсов, которое приведет к истощению человеческого ресурса, то есть будет иметь место обратный процесс. Именно вероятность такого развития цивилизации заставляет говорить об устойчивом развитии хозяйственной деятельности на Земле. Наука о ведении хозяйства называется экономикой. В связи с чем важно найти выражение устойчивого развития в экономических показателях. Данные мысли приводят к необходимости рассмотрения не только устойчивости, но и сбалансированности. Устойчивое развитие должно характеризоваться определенным балансом показателей, его характеризующих.

Принято рассматривать устойчивое развитие, используя сведения о трех сферах, характеризующих среду обитания через последствия от деятельности человечества: экономическую, экологическую и социальную. Устойчивое развитие – это экономический рост, сопровождающийся отсутствием социальных и экологических проблем. Следовательно, поиск баланса необходимо производить между ними, учитывая их внутренние взаимосвязи и взаимозависимость. Каждая из них имеет свои особенности.

Экономическая сфера. Эффективность характеризуется не столько текущим результатом, сколько стратегическим, с учетом минимизации вреда экологии и максимизации социальной эффективности.

Экологическая сфера. Одной из целей устойчивого развития в связи с экологией является сохранение среды обитания в наиболее приемлемом для жизни состоянии. Оно, как правило, достигается за счет снижения экономической эффективности, поскольку требуется дополнительный расход на создание защищающих природу технологий.

Социальная сфера. Предпосылкой для парадигмы устойчивого развития послужило желание создать необходимые социальные гарантии улучшения и сохранения качества жизни. Именно осознание социальных проблем стало толчком к образованию данной концепции, направленной на сохранение культурной и социальной стабильности, а также на уменьшение количества несущих разрушения конфликтов. [3] До закрепления в международно-правовом лексиконе термина «устойчивое развитие» во второй половине XX в. широко использовалось понятие «развитие».

Таким образом, составными частями устойчивого развития являются экономическое развитие, социальный прогресс и ответственность за окружающую среду. Этот набор явно демонстрирует наличие взаимоисключающих целей, поскольку экономическая эффективность означает в основе своей стремление получить наибольшую прибыль, как разницу между доходами и расходами от хозяйственной деятельности. Причем, в макроэкономическом варианте в расчет принимается не только бизнес-акторы, но и население. Таким образом, экономическая эффективность предполагает постоянное увеличение богатства как юридических, так и физических лиц. При этом, кажется вполне логичным, что социальные задачи будут решаться наилучшим образом. В противовес экономической эффективности может выступать только экологическая, поскольку наращивание производства зачастую отрицательно влияет на среду обитания природу, природные ресурсы, включая человека и как ресурс, и как субъекта социальных отношений.

               Рассматривая национальную стратегию устойчивого развития следует обратиться к стратегии пространственного развития (СПР) России до 2025 года, одним из направлений которой является развитие специализации территорий с учетом их экономической специализации. В связи с этим оценка устойчивости развития субъектов Российской Федерации, их типизация в контексте устойчивого развития является важной задачей.[4] По нашему мнению это основная задача в исследовании роли каждого региона в устойчивом развитии страны. Регионы России зачатую имеют глобальные отличия друг от друга по типу и ориентации хозяйственной деятельности. Это определяет существенные отличия в показателях, характеризующих их вклад в устойчивое развитие. Возникает вопрос о том, является ли важным региону обладать признаками устойчивого развития во всех трех сферах устойчивого развития, может быть достаточно выполнять свою роль, ограничиваясь запланированным вкладом в общую деятельность. Здесь следует понимать, что регионы – технократы всегда будут выглядеть ущербно в экологической сфере, регионы с неразвитым производственным потенциалом хорошо показывают себя в экологии, но у них, как правило, также бывают социально-экономические проблемы. Это приводит к необходимости с одной стороны учета особенностей при выстраивании критериев оценки устойчивого развития, с другой – поиска универсальных показателей для этого.

На сегодняшний день, отечественный подход характеризуется стремлением сгладить социальные различия путем реализации национальных проектов и дотационных финансовых вливаний в соответствии с различными программами развития, созданными именно для этих целей. Таким образом встает проблема сбалансированного развития.

Российский подход к сбалансированному развитию отражает равенство экономических возможностей для удовлетворения социальных потребностей населения регионов в целях выравнивания качества жизни и обеспечения одинакового его уровня по всей стране, то есть развитие социальной и экологической составляющих устойчивого развития. Однако нельзя забывать о том, что экономика зиждется не только на технологической составляющей, но и на экологической и социальной. В этом контуре и следует рассматривать сбалансированность при устойчивом развитии. Вполне возможно, что для устойчивого развития некоторых регионов не обязательно иметь сбалансированную региональную экономику. Главное достичь баланса на национальном уровне.

В этом смысле следует подходить и к проблеме сбалансированности региональных экономик. Предлагается рассматривать устойчивое развитие в отношении следующих составляющих:

  •  производственное развитие;
  •  сельскохозяйственный потенциал и развитие переработки;
  • финансовый потенциал и дотации;
  • социально-демографическое состояние;
  • экология и природопользование.

Указанные составляющие оценки регионального развития отражают внутренние достижения региона в устойчивом и сбалансированном развитии, кроме финансового потенциала. Это слагаемое как раз и является инструментом, который позволяет достигнуть некоего баланса и устойчивости в развитии. В связи с чем финансовый потенциал и дотации выступают как внутренний, так и как внешний фактор региональной устойчивости и сбалансированности.

В целом общенаучном смысле, инструменты государственного регулирования сбалансированного развития региона включает в себя прогнозные и плановые показатели развития экономики и социальной сферы региона,  финансовое обеспечение реализации социально-демографических задач и экологической сферы. [5]

Отдельные исследователи отмечают, что «векторы интересов органов государственной исполнительной власти лежат в плоскости преодоления текущих проблемных ситуаций, связанных с установлением, в основном, социального баланса (проблема обеспечения транспортом, социальная защита населения, безопасность в регионе)». [6] Испытывая на себе влияние организационных условий, сбалансированное развитие региона является сложным комплексным понятием. Поэтому особое значение имеет определение степени сбалансированности развития региона и, как следствие, установление показателей и критериев сбалансированного развития. В данном контексте сбалансированным будем считать такое развитие, при котором потребности региона обеспечиваются возможностями для их реализации по всем направлениям, особенно социально-демографическому и экологическому. Однако обеспечение потребностей региона в этих сферах возможно как за счет собственных средств, так и за счет дотаций. А чаще всего, применяются оба источника регионального социально-демографического состояния и развития. Что касается экологии, то здесь ответственность чаще всего несут бизнес-акторы под контролем исполнительной региональной власти. Как правило источниками финансирования являются бизнес-акторы, в сложных случаях – федеральные программы развития.

Вопросы, касающиеся региональной экономики, являются очень значимыми, потому что экономическое состояние региона отражает устойчивость региона в социальном аспекте, что является основной из задач целей устойчивого развития (ЦУР), следовательно, государственного регулирования. Для экономики важно достичь сбалансированности финансов, это предполагает превышение доходов над расходами. В противном случае будут ограничены возможности социально-демографического развития.  Как раз отрицательное значение в финансовом обеспечении и должно быть покрыто из центра. Тогда необходимо признать, что баланс и устойчивое развитие региона не является экономически независимым состоянием для уровня региональной экономики. Здесь важна роль государства и его сбалансированность и устойчивость. Региональный же уровень не является показательным для его оценки с точки зрения потенциала. Оценка должна производится с точки зрения степени выравнивания социальных и демографических данных, исходя из общегосударственных ЦУР. Примерно это мы наблюдаем при перераспределении финансовых федеральных средств и ключевых показателей оценки итогов деятельности регионов. Стимулирование и дотация развития субъектов путем финансирования определенных направлений развития является одним из механизмов достижения региональной устойчивости, однако, она не является следствием экономической деятельности, они, можно сказать, искусственно созданная. Несомненно в этом есть плюсы, но есть и минусы.  Главным из которых является риск возникновения иждивенческих подходов в региональном управлении отстающих территорий.

Полагаем, что существующий подход несет в себе определенные риски и угрозы для региональной социально-экономической составляющей.  

В основе социально-демографического положения региона лежит здравоохранение. По республике Татарстан можно привести такие данные (таблица 1).

 

Таблица 1 - Основные демографические показатели за 2017–2021 гг. по Республике Татарстан

Показатель

2017г.

2018г.

2019г.

2020г.

2021г.

Рождаемость, на 1000 нас.

12,4

11,9

11,0

10,7

10,5

Смертность, на 1000 нас.

11,3

11,4

11,0

13,9

15,5

Естественный прирост, на 1000 нас.

1,1

0,5

0,0

-3,2

-5,0

Младенческая смертность, на 1000 родившихся живыми

5,1

4,5

4,9

4,0

4,0

 

Источник: составлено автором

Показатель рождаемости составил 10,5 на 1000 населения, что на 1,9 % ниже, чем за аналогичный период 2020 года (10,7): родилось 40 936 чел., что на 662 чел. меньше 2020 года.

Показатель смертности населения составил по РТ 15,5  на 1000 населения, что на 11,5 % выше, чем в 2020 году (13,9 на 1000 населения); умерло на  6 025 чел. больше.

Показатель естественной убыли составил (-)5,0 на 1 000 нас. (2020г. – (-)3,2).

Основная причина роста смертности, как и в целом по Российской Федерации, связанные с заболеванием коронавирусной инфекцией.

Другой значимой причиной роста смертности является наблюдаемая тенденция старения населения: постоянный рост доли лиц старше трудоспособного возраста (с 21,9 в 2012 году до 24,7 в 2021 году), что ведет к увеличению смертности в данной возрастной группе и в целом. Доля лиц 70 лет и старше в настоящее время составляет 9,5%.

В рамках национального проекта «Здравоохранение» реализуется 7 федеральных (региональных) проектов, по которым на 2021 год предусмотрено 2 551,0 млн рублей (РФ – 1 496,7 млн руб., РТ – 641,4 млн руб., дополнительно из бюджета РТ – 412,8 млн руб.). На начало 2022 года освоено 2 533,48 млн рублей (РФ – 1 488,94 млн руб., РТ – 1044,54 млн руб.,) или 99,3% от общего лимита финансирования.

Как видим, даже такая благополучная не дотационная в целом республика, наделяется средствами на развитие здравоохранение.

В целом, необходимо учитывать уровень внешнего финансирования при выполнении критериев устойчивого развития.

References

1. Limits of growth: 30 years later / D.H. Meadows, J. Randers, D.L. Meadows; translated from English by E.S. Oganesyan; edited by N.P. Tarasova. – M.: BINOM. Laboratory of Knowledge, 2012. – 358s.

2. Danilov-Danilyan V.I. Sustainable development: New challenges: textbook for universities / under the general editorship of V.I. Danilova-Danilyan, A.N. Piskulova. – M.: Aspect Press, 2015. – 336 p.

3. Shchepakin M.B., Mikhailova V.M. Service sector as an economic category and type of economic activity // EPP. – 2020. – No. 1. – pp. 71-88.

4. Fattakhov R.V., Nizamutdinov M.M., Oreshnikov V.V. Assessment of sustainability of socio-economic development of Russian regions // The world of the new economy. – 2019. – No. 2. – pp. 97-110.

5. The economy of municipalities: a textbook / under the general editorship of V.G. Ignatov. – M.: March; Rostov N./D.: March. , 2008. – p. 122.

6. The effectiveness of the activities of regional authorities as a factor of strategic development: monograph / L.N. Lisovtseva, A.A. Voronina, A.A. Zaitsev, etc. – Voronezh: AONO VPO "Institute of Management, Marketing and Finance", 2010. – p. 163


Login or Create
* Forgot password?