SOME ASPECTS OF THE APPLICATION OF GEOGRAPHIC INFORMATION SYSTEMS IN THE DIRECTION OF IMPROVING THE EFFICIENCY OF THE USE OF AGRICULTURAL LANDS IN STATE OWNERSHIP (ON THE EXAMPLE OF LANDS IN THE USE OF INSTITUTIONS OF THE PENITENTIARY SYSTEM)
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article presents the results of an analysis of the possibilities of using geographic information systems in the direction of improving the efficiency of the use of state-owned agricultural land. The features of the withdrawal from circulation of agricultural lands that are in state ownership are studied. The indicators of withdrawal from agricultural circulation of lands in use by institutions of the penitentiary system are determined.

Keywords:
land resources, agriculture, information systems, erosion, waterlogging
Text

Земля – неоценимое богатство общества. Она является основным природным ресурсом, материальным условием жизни и деятельности людей, базой для размещения и развития всех отраслей народного хозяйства, главным средством производства в сельском хозяйстве и основным источником получения продовольствия. Мировой опыт ее использования как средства производства утверждает о высокой его эффективности, когда земля находится в частных руках. Поэтому наше государство после рыночных преобразований, вот уже более 30 лет, ищет частного собственника на государственные земли. Однако, сбор статистических данных и анализ использования земель сельскохозяйственного назначения показал, что несмотря на довольно длительный период приватизации, государство все еще остается крупным собственником. Поэтому оно вынуждено как-то использовать, оберегать и охранять земли сельхозназначения. В этой связи у государственных органов, так же, как и у учреждений ФСИН России, при использовании земель сельхозназначения, возникает потребность, не только в технологиях выращивания сельскохозяйственных культур, но и в природоохранных системах земледелия, направленных на предотвращение негативных природных процессов и на сохранение плодородия почв.

Проблематика повышения эффективности использования сельскохозяйственных земель, находящихся в пользовании у учреждений УИС получила развитие в работах Петроградской А.А. [1], Цукановой Т.Г., Мишнина М.Н. [2], Унтерова В.А., Бракоренко О.В., Кулеминой П.А. [3], Новожиловой Ж.С. [4], Курочкиной Е.Н., Пономаревой Е.В., Чепик О.В. [5].

Информационную базу исследования составили статистические и аналитические материалы, официальные сайты международных и региональных органов государственной власти, а также использовались материалы монографических и коллективных работ, научно-практических конференций, публикаций в открытой периодической печати. Для обработки статистической информации и проведения расчетов использованы приложения анализа данных Microsoft Office Excel, а также отчетность ФСИН России: ОТАО, ФСИН-1, СХ-1, СХ-2.

Изучая статистику использования государственных сельскохозяйственных земель, как в целом по стране, так и в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации (далее – УИС), мы обратили внимание на то, что значительная часть земель выведена из сельскохозяйственного оборота. По состоянию на 1 января 2021 г., по данным субъектов Российской Федерации, площадь выбытия земель сельскохозяйственного назначения за период с 2010 по 2020 гг. составила более 18 млн га. Аналогичная ситуация просматривается и в ФСИН России. Согласно данным Росреестра за период 2014-2022 гг. территория земель сельскохозяйственного назначения сократилась в УИС более чем на 30 тыс. га.

Помимо этой земли на подходе к выбытию и неиспользуемые земли сельскохозяйственного назначения. По состоянию на 1 января 2021 г., по данным субъектов Российской Федерации, площадь неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения составляла 44,48 млн га, по ФСИН России, согласно внутренней отчетности СХ-1 – 22 тыс. га. Среди федеральных округов Российской Федерации и территориальных органов УИС, наибольший вклад в суммарную величину площади неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения вносят Северо-Западный и Центральный федеральные округа. Если не вмешиваться в данный процесс, то рано или поздно данные земли, по причине потери своего плодородия, будут также переведены в другую категорию, например, в земли лесного фонда, промышленности и т.д. В 2020 г., согласно данным Росреестра, в результате перевода органами государственной власти Российской Федерации общая сельскохозяйственных земель в другие категории их площадь уменьшилась на 1054,5 тыс. га, в том числе было переведено: 955,7 тыс. га – в земли лесного фонда; 36,1 тыс. га – в земли промышленности; 35,7 тыс. га – в земли населенных пунктов; 17,6 тыс. га – в земли запаса; 5,6 тыс. га – в земли водного фонда; 3,3 тыс. га – в земли особо охраняемых территорий. Основной причиной перевода земель сельхозназначения в другую категорию является их деградация, то есть потеря плодородия почв. Из отчетов Минсельхоза России за 2020 и 2021 г.г. о состоянии сельхозземель видно, что наибольший вред плодородию почв наносят такие процессы как, эрозия и переувлажнение почв. [6]

К сожалению, данных по обследованию причин выбытия земель сельскохозяйственного назначения ФСИН России в отчетах Министерства сельского хозяйства Российской Федерации мы не нашли. Но, в принципе, и так понятно, что, даже если бы Минсельхоз России и провел такие исследования на землях УИС, он бы указал такие же причины выбытия, как и в целом по стране: заболачивание, зарастание, опустынивание и т.д. Хотя, по нашему мнению, все эти природные явления: являются всего лишь следствием одной единственной причины – не желанием госучреждений пахать, ухаживать и обрабатывать государственную сельскохозяйственную землю. В связи с этим возникает вопрос, почему они не желают это делать? Проведенный опрос среди территориальных органов УИС лишь подтвердил наши умозаключения. Практика передачи сельхоз земли в бессрочное пользование или в аренду государственным учреждениям без стимулирующих мер, без финансовой поддержки – контрпродуктивна. Именно такая практика является основной причиной деградации государственных сельскохозяйственных земель. В подтверждение такого вывода можно привести данные отчетности Минсельхоза России за 2020-2021 г.г. из которых видно, что выбытие земли у сельхозпроизводителей не наблюдается. Причина – финансовая поддержка государством сельхозпроизводителей в решении этого вопроса. Например, по приказу Минсельхоза России от 10 июня 2020 г. № 315, и по Постановлению Правительства от 14.05 2021 г. № 731 «О государственной программе эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации» на период с 2022 по 2031 г.г., им выделяется, в первом случае субсидии в размере 135,6 тыс. руб. на рекультивацию одного гектара земли и во втором 500 млрд руб. (за весь период) на ввод их в сельхозоборот. Причем, следует заметить, что данные деньги будет потрачены сельхозпроизводителями не на создание новых сельхозземель, а на восстановление плодородия ранее заброшенных. Таким образом, можно сделать вывод, что из-за отсутствия финансирования госучреждения порождают деградацию сельхозземель, а государство затем, через сельхозпроизводителя, их восстанавливает. К сожалению, это все понимают, но все равно продолжают работать по старому плану, надеясь на приватизацию и на сельхозпроизводителя. Хотя, по нашему мнению, уже давно понятно, что лимит приватизации сельхозземель исчерпан. Все, что было ценное, уже приватизировали и навряд ли сельхозпроизводители захотят работать на менее плодородной земле. Тем временем, у государства на руках остается еще около 80 млн га, сельхозугодий. Очевидно, что в настоящее время отсутствует системное понимание содержания комплекса мер по вовлечению данных земель в сельскохозяйственный оборот.

В этой связи, в целях сохранения государственных сельхозземель, поддержания их плодородия необходимо разработать программу рационального использования государственных сельхозугодий. Где первым пунктом должна быть финансовая поддержка госучреждений, обрабатывающих эту землю, а вторым пунктом внедрение почвозащитной системы земледелия. Государству намного дешевле обойдутся предупредительные мероприятия по сохранению плодородия почв, чем восстановительные.

В отличие от старых проектов земледелия, построение адаптивноландшафтной системы земледелия (АЛСЗ) осуществляется с учетом всех тех замечаний, о которых было сказано выше. Причем, чем выше уровень интенсификации земледелия и насыщенности высокоэффективными наукоемкими агротехнологиями, тем выше требования к полноте и точности землеоценочной основы. Поэтому в настоящее время для агроэкологической оценки земли и при создании внутрихозяйственных проектов землеустройства все чаще начинают прибегать к материалам дистанционного зондирования земли (ДЗЗ), нежели к полевым исследованиям. Этими данными обычно обеспечивает Федеральное космическое агентство, которое получает их с космических аппаратов дистанционного зондирования Земли «Ресурс-ДК» и «Метеор-М». Дистанционное зондирование представляет собой процесс, при котором собирается информация о территории, без непосредственного контакта с ней. Далее эта информация обрабатывается, оценивается. Однако из-за множества входящих параметров агроэкологической оценки (климат, почвы, рельеф и т.п.) сделать эту работу вручную довольно сложно. Поэтому на помощь приходит Географическая информационная система (далее — ГИС) – это компьютерные технологии, которые применяют для создания карт и оценки фактически существующей территории. Такие системы собирают, хранят и анализируют информацию, а также обеспечивают ее графическую интерпретацию.

ГИС состоит из 2 больших блоков: электронные карты с базами данных и средства обеспечения функционирования ГИС. Что касается первого блока, т.е. создания электронных карт, то ГИС предоставляет широкие возможности по их комбинации, сортировке и оцифровке. Для этого применяют значения, полученные с помощью GPS-приемников. Эти инструменты позволяют пользователям искать, анализировать и создавать цифровые карты. Цель создания цифровых карт – собрать разнородную информацию о полях в одном файле, содержащем пространственную привязку и информацию о границах полей. Далее этой информацией можно воспользоваться при решении многих задач, например, при расчете затрат на выращивание сельхозкультур. Представим ситуацию, что фактическая площадь поля меньше учетной. Реальных причин может быть множество: образовался овраг или вымочка, разрослась лесопосадка, была перенесена полевая дорога. Однако учет и расход всех средств производства ведется в соответствии с учетной площадью. И это одно поле. Если таких полей 20 или 50, то на выходе все эти небольшие несоответствия нарастающим итогом, и получается проблема, которая приводит к превышению рекомендованных норм внесения семян, удобрений, CЗР, ГСМ. в результате чего получаются некорректно посчитанная урожайность, себестоимость продукции и ее рентабельность. Или, наоборот, фактически обрабатываемая площадь больше учетной, возникает противоположная ситуация, но результат тот же - некорректная информация. Нельзя управлять тем, что нельзя измерить. Поэтому, перед тем как начать давать агроэкологическую оценку участку земли через ГИС технологии и оцифровывать его, необходимо убедиться в его размерах и границах. Разграничение участка делается межеванием и регламентировано оно положениями Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности». К сожалению, воспользоваться сегодняшний кадастром для агроэкологической оценки участка не удастся, так как он представляет собой документ, содержащий сведения о месторасположении, назначении участка, но не имеющий даже дифференциацию земель сельхозназначения по категориям.

References

1. Petrogradskaya A.A. Aktual'nye voprosy racional'nogo ispol'zovaniya zemel' sel'skohozyaystvennogo naznacheniya, prinadlezhaschih uchrezhdeniyam UIS // Vestnik Samarskogo yuridicheskogo instituta. 2018. № 2 (28). S. 88-92

2. Cukanova T.G., Mishnin M.N. Povyshenie effektivnosti ispol'zovaniya zemel' sel'skohozyaystvennogo naznacheniya v uchrezhdeniyah ugolovno-ispolnitel'noy sistemy (UIS) // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2017. № 10-1 (87). S. 1097-1100

3. Unterov V.A., Brakorenko O.V., Kulemina P.A. Aktual'nye voprosy ispol'zovaniya zemel' sel'skohozyaystvennogo naznacheniya uchrezhdeniyami ugolovno-ispolnitel'noy sistemy (na primere FKU KP-47 // Vestnik Samarskogo yuridicheskogo instituta. 2022. № 4 (50). S. 145-148

4. Novozhilova Zh.S. Ocenka faktorov effektivnosti sel'skohozyaystvennogo proizvodstva UIS // Chelovek: prestuplenie i nakazanie. 2015. № 2 (89). S. 150-155

5. Kurochkina E.N., Ponomareva E.V., Chepik O.V. Monitoring zemel' sel'skohozyaystvennogo naznacheniya kak metod povysheniya effektivnosti upravleniya zemel'nymi resursami uchrezhdeniy ugolovno-ispolnitel'noy sistemy rossii // Ekonomika, trud, upravlenie v sel'skom hozyaystve. 2017. № 3 (32). S. 96-102

6. Doklad o sostoyanii i ispol'zovanii zemel' sel'skohozyaystvennogo naznacheniya Rossiyskoy Federacii v 2020 godu. – M.: FGBNU «Rosinformagroteh», 2022. – 384 s.

7. Andreeva E.I., Suglobov A.E. Iskusstvennyy intellekt: perspektivy cifrovizacii tamozhennyh tehnologiy // Russian Journal of Management. 2019. T. 7. № 2. S. 1-5


Login or Create
* Forgot password?