KEY ELEMENTS OF DIGITAL BUSINESS TRANSFORMATION
Abstract and keywords
Abstract (English):
In the article, based on the analysis of statistical data on the introduction of digital technologies by small and medium-sized businesses in the Russian Federation, a trend in the sustainable development of business digitalization is revealed. During the study of the current direction of the development of the world economy, it was noted that the trend of digital transformation of enterprises is due to the need for business to adapt to new benchmarks of the economy. But despite the relevance of introducing digital technologies, experts note that more than 70% of digital projects are failures. Accordingly, the purpose of this study is to determine the reasons for such an extremely high value of unsuccessful digitalization. As a result of the study, the key elements of digital transformation have been identified, the inattentive attitude to which leads to the disruption of digital progress. Thus, it is determined that the inattentive attitude of business to digital strategy, personnel, organizational structure, customers, ecosystem, technology, and innovation is the reason for the failure of digital transformation.

Keywords:
digitalization, digital technologies, digital economy, digital culture, digital strategy, digital ecosystem
Text

Введение

В 1995 году Доном Тапскоттом, канадским бизнес-стратегом, была опубликована книга «Цифровая экономика», где автором проанализировано влияние развития информационных технологий, в том числе Интернета, на развитие экономического общества. По мнению мирового научного круга тогда и появился термин «цифровая экономика». В 1997 году правительством Японии официально введен термин «цифровая экономика» для определения ориентиров развития государства. Начиная с 2011 года, стратегия развития цифровой экономики - глубокой интеграции информационных технологий и Интернета в производство - становится приоритетной для большинства мировых государств. В 2011 г. Клаусом Швабе на Ганноверской выставке была сформулирована концепция Индустрия 4.0, ставшая основной стратегией развития Германии и имеющая направленность на создание цифровых производств и умных фабрик, где люди и оборудование взаимодействуют посредством цифровых технологий и интернета. В это же время в США выпущено множество программ производственного сотрудничества, в Великобритании – стратегия производства с высокой стоимостью, во Франции – план «Новая индустриальная Франция», в Японии – новая стратегия роботизации, в Южной Корее – стратегия интеграции и развития ИТ, в Китае – «Интернет+», в России – национальный проект «Цифровая экономика Российской Федерации».

Анализ «Отчета по информационным технологиям – 2012» Всемирного экономического форума показал, что увеличение цифровой плотности на каждые 10% приводит к росту ВВП на душу населения на 0,5%–0,62%. Из чего было сделано заключение о наличии прямой зависимости между темпами роста ВВП и ростом цифрового развития. Данные выводы подтверждают и результаты исследования Чистниковой И.В., Антоновой М.В., Михайличенко М.Ю. о влиянии цифровизации на валовый региональный продукт на душу населения (ВРП) [21].

Стратегия развития информационного общества в России на 2017-2030 годы, утвержденная Указом Президента РФ от 09.05.2017 г. № 203, дает следующее определение: «Цифровая экономика – это хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг». Из данного определения следует, что специфическая характеристика цифровой экономики – это данные, и именно технологии работы с данными (BigData) становятся активом предприятий, конкурентным его преимуществом.

Необходимо также отметить отсутствие в данной трактовке упоминания о цифровой инфраструктуре экономики, столь необходимой для эффективной работы с данными. Поэтому по мнению автора показательным, отражающим полноту специфики цифровой экономики является определение, данное на саммите G20 в 2016 г. в Ханчжоу в документе «Инициативы по развитию и сотрудничеству в области цифровой экономики G20»: «Цифровая экономика – это тактика ведения народного хозяйства, где оцифрованные знания и информация – ключевой производственный фактор, современные информационные сети – носитель информации, а информационно-коммуникационные технологии  – движущая сила производительности и оптимизации структуры экономики» [11].

Как видно, общим в определениях, данных Правительством РФ и саммитом G20, является способ перехода к цифровой экономике, а именно цифровизация [6,7].

Изначально понятие цифровизации отражало изменение мышления, методов работы и управления организацией на основе процесса развертывания и использования современных технологий [20]. Но внедрение в практику новых цифровых инструментов и платформ не оказывает ожидаемого воздействия на бизнес без кардинального изменения бизнес-процессов. Вследствие чего в дальнейшем данное толкование дополнилось тем, что организации используют цифровые технологии для обновления и диверсификации бизнес-процессов. Но из данного уточненного определения не очевидна цель указанных обновлений. В связи с этим, с нашей точки зрения более точное толкование цифровизации дают такие ученые, как Г.В. Зубакова, Дж. Кейн, П. Вайл, С. Ворнер и другие, которые утверждают, что цифровизация – это не просто повышение эффективности процессов, а создание новых возможностей, построение новых бизнес-процессов и внедрение новых методов, позволяющих организациям с одной стороны адаптироваться к новому этапу развития экономики, а с другой стороны повышать уровень конкурентоспособности в «цифровизирующемся» мире [9].

Таким образом, важно отметить, что внедрение цифровых технологий в деятельность компании не является следованием трендам, данью моде, а является объективной необходимостью, продиктованной новыми ориентирами развития экономики как на мировом уровне, так и в национальном масштабе.

 Несмотря на актуальность задачи цифровизации бизнеса, по оценкам экспертов 70% цифровых преобразований в настоящее время заканчиваются провалом. Целью данного исследования является выявление причини столь чрезвычайно высокого значения неуспешного перехода бизнес на цифру.

Оценка цифровизации бизнеса в РФ

Исходя из определения цифровой экономики, данного на саммите G20, можно выделить следующие важнейшие предпосылки цифровизации бизнеса [12,13]:

  1. Автоматизация базовых процессов: производственных, управления и коммуникаций. Изначальный уровень автоматизации определяет уровень цифровизации на раннем этапе. Стоит отметить разницу, что автоматизация ведет к отстранению человека от процесса, в то время как цифровизация движет к совершенствованию процесса, причем не с исключением из него человека.
  2. Наличие и использование электронного хранилища данных. Следует напомнить, что в цифровой экономике информация является ключевым ресурсом, следовательно, она должна быть актуальной, достоверной и доступной в режиме реального времени ля обеспечения корректной адаптации бизнес-процессов под цифровую трансформацию.
  3. Использование единой цифровой платформы с целью обеспечения совместимости автоматизированных систем управления различными бизнес-процессами.
  4. Стабильное, надежное интернет-соединение.
  5. Наличие внутренних корпоративных сетей.

По результатам исследования малого и среднего бизнеса РФ, проведенного Банком «Открытия» в ноябре 2022 года, заметна общая тенденция к увеличению доли компаний, внедряющих цифровые технологии в свой бизнес. Так по сравнению с ноябрем 2021 года повысилась доля пользователей корпоративной почты (с 57% до 72%) и облачных хранилищ данных (с 52% до 60%) (рис.1). Также в 2022 году увеличилась доля пользователей корпоративных мессенджеров (с 28% до 41%), систем по автоматизации работы с клиентом (с 30% до 37%), интранета (с 15% до 28%), онлайн систем организации командной работы (с 12% до 20%) и сервисов для анализа больших данных (с 7% до 13%).

 

Рис. 1. Доля компаний, использующих цифровые каналы передачи данных

[Составлено автором по данным Социологического исследования «Индекс цифровизации малого и среднего бизнеса», проведенного Банком «Открытия» (2022 г.) ]

В октябре 2022 года доля компаний, использующих интернет для ведения бизнеса, увеличилась (в сравнении с мартом 2021 года,) и достигла 99%.

Продолжает увеличиваться доля компаний, использующих электронный документооборот (рис.2).

 

Рис.2. Доля компаний, внедривших электронный документооборот 

[Составлено автором по данным Социологического исследования «Индекс цифровизации малого и среднего бизнеса», проведенного Банком «Открытия» (2022 г.) ]

За прошедший год на 13 п.п. увеличилась доля компаний, использующих в своей работе технологии, основанные на искусственном интеллекте (рис.3). Также по сравнению с ноябрем 2021 года отмечено увеличение доли пользователей технологии виртуальной или дополненной реальности (4%). При этом по сравнению с мартом 2021 года снизилась доля тех, кто пользуется технологиями 3D печати (до 7%) и технологиями на базе машинного обучения (до 5%). В Москве компании проявляют больше интереса к использованию технологий 3D-печати (20%), на базе машинного обучения (17%) и виртуальной или дополненной реальности (20%). 

 

Рис.3. Доля компаний, внедривших цифровые технологии

[Составлено автором по данным Социологического исследования «Индекс цифровизации малого и среднего бизнеса», проведенного Банком «Открытия» (2022 г.) ]

В исследовании отмечается, что более трети компаний столкнулись с трудностями из-за ограничений доступа к иностранным цифровым сервисам. Среди них 37% компаний перешли на отечественные аналоги, а 44 % нашли способы продолжать пользоваться иностранными сервисами.

С увеличением масштабов внедрения цифровых технологий компании стали активнее погружаться в вопрос обеспечения безопасности данных (рис.4). По сравнению с осенью 2021 год наблюдается рост интереса к использованию антивирусных программ для юридических лиц (40%), специализированных программ для защиты бизнеса (22%). На 12 п.п. снизилась доля компаний, не использующих защиту данных. В московских компаниях существует больше центров мониторинга сетевых атак (11% против 4% в регионах), региональные компании значимо чаще используют антивирусные программы для физических лиц (46%). 

 

Рис.4. Доля компаний, использующвя инструменты обеспечения безопасности данных

[Составлено автором по данным Социологического исследования «Индекс цифровизации малого и среднего бизнеса», проведенного Банком «Открытия» (2022 г.) ]

Необходимо заметить, что учет данных факторов прослеживается и в методике оценки Индекса цифровизации отраслей экономики и социальной сферы, разработанной ИСИЭЗ НИУ ВШЭ. Данный индекс отражает:

  • уровень использования цифровых технологий;
  • уровень цифровизации бизнес-процессов;
  • уровень цифровых навыков персонала;
  • уровень затрат на внедрение и использование цифровых технологий;
  • кибербезопасности.

По оценке индекса цифровизации отраслей экономики по критерию цифровизация бизнес-процессов и использование цифровых технологий лидируют компании оптовой и розничной торговли, индекс 7,61 и 5,33 соответственно. Компании логистической сферы деятельности (транспортировка и хранение) занимают среднее положение в рейтинге (4,95 и 3,22 соответственно), что говорит о возможных трудностях, связанных с цифровой трансформацией логистических бизнес-процессов.

Таким образом, несмотря на политические и экономические трудности в России цифровизация бизнеса развивается, так как она становится необходимостью для компаний, чтобы оставаться конкурентоспособными и удовлетворять растущий спрос на эффективные быстрые качественные решения. Но несмотря на актуальность внедрения цифровых технологий, экспертами отмечается, что более 70% цифровых проектов являются провальными.

Элементы цифровой трансформации

При исследовании причин провалов цифровой трансформации были учтены научные наработки в данной области таких ученых, как Ivancic I. [3], Салдан Т. [17], Фирсова С.В. [19], Салимьянова И.Г. [18] и др. В результате исследования выделены семь ключевых элементов цифровой трансформации, невнимательное отношение к которым приводит к срыву цифрового прогресса (рис.5).

Стратегия

Важным фактором успешной реализации процессов цифровой трансформации является стратегия, цифровое видение. В соответствии с потребностями и этапом цифровой зрелости каждое предприятие разрабатывает свою уникальную стратегию. Цифровая стратегия должна быть безусловно согласована с корпоративной стратегией организации. Необходимо отметить, что многие исследователи утверждают, что не стоит разрабатывать новую стратегию, важно существующую стратегию преобразовать в цифровую. В связи с этим стратегическая координация или синхронизация определяется как тесная связь между организационными приоритетами и корпоративными процессами, которая обеспечивает непрерывные и эффективные действия по повышению эффективности бизнеса. Следовательно, процессы цифровой трансформации должны разрабатываться, внедряться, управляться и измеряться в соответствии со стратегическими приоритетами компании и конкретными стратегическими ситуациями [2]. Бездумное внедрение цифровых технологий, основанное на принципе как у всех, и хаотичная, без определенной системы цифровая трансформация бизнеса – все это путь к крушению бизнеса, банкротству компании.

 

Рис.5. Элементы цифровой трансформации

Абсолютно все исследователи и практики сходятся в одном, что цифровизация бизнес-процессов и изменение модели бизнеса должны инициироваться собственником бизнеса, генеральным директором. Именно топ-менеджмент компании обязан довести цифровую стратегию до сотрудников и постоянно мониторить ход ее реализации. Генеральный директор устанавливает единую цель цифровой трансформации компании. Эта цель, как маяк, позволяет не терять стратегический фокус при решении частных бизнес-задач, так как к началу цифровизации все подразделения компании владеют «единой истиной». 

Персонал

Как правило, для разработки и реализации цифровой стратегии создается группа ответственных лиц за цифровую трансформацию.   Данная группа (или подразделение) не может работать обособленно от остальных сотрудников компании, а цифровой проект не может выполняться отдельно от других программ развития компании. Следовательно, цифровая трансформация требует включения в процесс цифровизации всех сотрудников компании.

Для развития цифровых навыков и цифрового мышления, для снижения психологического барьера внедрения цифровых технологий и нематериальной мотивации сотрудников эксперты рекомендуют создание в компании Центра компетенций, реализующего механизмы консультационной, методической и экспертной поддержки руководства и сотрудников компании по вопросам внедрения цифровых решений и сопровождения процессов цифровой трансформации.

Человеческий капитал как ключевой элемент системы управления бизнес-процессами на предприятии представляет собой совокупность отдельных лиц и групп, которые постоянно совершенствуются и применяют свои навыки и знания для повышения эффективности бизнеса. Инновационный потенциал компании определяется человеческим капиталом и может быть развит путем обучения персонала.

Организация

Важнейшую роль в цифровой трансформации играет организационная структура, поддерживающая цифровую культуру. Согласно определению KMDA, «цифровая культура – набор принципов и компетенций, характеризующих преимущественное использование информационно-коммуникационных цифровых технологий для взаимодействия с обществом и решения задач в профессиональной деятельности» [16].

В научном кругу существует единогласное понимание того, что организационная культура является ключевым фактором, определяющим эффективность внедрения цифровых технологий. Следовательно, недостаточное внимание топ-менеджмента к формированию соответствующей цифровой культуры – одна из значимых причин неудачи цифровых преобразования [15,4,19,17]. Таким образом, менеджмент компании должен  устанавливать культурные ценности, такие, например, как, готовность к быстрым и постоянным изменениям, лидерство, то есть атрибуты, поддерживающие реализацию цифровой стратегии [8,14]. Значит, развивая сильную цифровую культуру, организации могут успешно создавать среду, в которой люди и технологии могут сосуществовать и процветать вместе [19].

Клиенты

Основной чертой современной экономике является ее клиентоориентированность. В мире, где клиент играет главную роль, компании используют новые технологии, чтобы обеспечить требуемый уровень обслуживания при минимизации операционных затрат. Именно отталкиваясь от требований рынка, компании определяют приоритеты во внедрении цифровых технологий, будь то автоматизация процессов, которая обеспечивает скорость и точность выполнения заказов, или внедрение электронного документооборота, обеспечивающего прозрачность и эффективность движения информации в цепях поставок.

Совершенствование уровня обслуживания, создание новой ценности для клиента является ключевым ориентиром при внедрении цифровых решений. Адаптация результативности процесса цифровизации и ключевых показателей эффективности к потребностям клиентов – одна из главных задач цифровой стратегии.

Экосистема

Одним из трендов развития бизнес-среды является образование экосистем, объединяющих поставщиков, клиентов, торговых партнеров, сторонних поставщиков услуг передачи данных, которые взаимодействуют друг с другом на базе единой цифровой платформы. Но в силу клиентоориентированности современного бизнеса в центре экосистемы находится клиент, стремящийся получать услуги и осуществлять покупки быстро и в одном месте. Таким образом, в экосистеме формирование ценности для клиента осуществляется в рамках не отдельных продуктов, а путем совместного создания ценности всеми заинтересованными сторонами.

Важным элементом цифровой экосистемы является формирование единого профиля клиента, который обобщает сведения о нем, его покупках и позволяет сделать адресное предложение товаров и услуг, а также дает возможность клиенту беспрепятственно перемещаться по различным платформам и сервисам экосистемы, так как она формирует единый сквозной идентификатор клиента, зачастую объединяя все свои сервисы в одном мобильном приложении [10].

Таким образом, через цифровые платформы происходит более активное вовлечение клиентов в бизнес-процессы, создается определенная деловая атмосфера, в которой клиент воспринимается как партнер. Совместное использование данных о заказе и грузах повышает общую эффективность партнеров, участвующих в экосистеме. Растущая потребность в знаниях, обусловленная современной цифровизацией, способствует сотрудничеству с партнерами, в том числе с клиентами B2B сегмента, общественными и государственными организациями или даже с неизвестными участниками процесса совместного создания ценности.

Технологии

В соответствии со спецификой деятельности компании, отрасли в которой она работает, а также исходя из поставленных стратегических целей, определяются те прорывные цифровые технологии, которые будут полностью соответствовать стратегическим ориентирам и позволят получить наибольшую отдачу. Для обеспечения успешности цифрового проекта и достижения прорывного эффекта необходимо определить наилучшие области применения цифровых технологий, так называемые точки приложения цифрового рычага. Точки приложения цифрового рычага – это стратегические сильные стороны и перспективы, которые позволяют задействовать цифровые технологии с наибольшей выгодой. Такие области выявляются благодаря глубокому пониманию возможностей для развития компании и выбору стратегических альтернатив. В соответствии с этим, Салдана Т. [17] рекомендует масштабный проект по цифровизации разделить на более мелкие проекты, которые реализуются итерациями с промежуточной оценкой жизнеспособности и эффективности. Таким образом, для успешной реализации проект цифровой трансформации должен внедряться в соответствии с методологией бережливого стартапа.

Для корректного определения точек приложения цифрового рычага обязательным является знание трендов развития прорывных технологий и четкое понимание возможностей и ограничений цифровых технологий.

Инновации

 Наилучшая бизнес-стратегия – это стратегия постоянных изменений.  Цифровая трансформация – это непрерывный процесс восхождения компании по шкале цифровой зрелости за счет использования цифровых и других технологий. Для обеспечения непрерывности процесса развития, а также удержания компании на конкурентоспособном уровне необходимы инновации. Вследствие чего возникает острая потребность в поощрении и стимулировании руководством идей и инициатив у сотрудников. Только вовлечение сотрудников в процесс оценки инноваций, применение концепции развития талантов позволяют вывести инновационный потенциал компании на соответствующий уровень [1]. Мировой опыт показывает, что развитие «внутреннего предпринимательства» является важным фактором обеспечения перманентной трансформации компании. Для стимулирования развития «внутреннего предпринимательства» необходимо создание как тренингов для генерации внутренних инициатив, так и процессов, которые помогают формированию и принятию идей.

Резюмируя, необходимо отметить, что успешная цифровизация требует трансформации управления компанией, то есть для внедрения новых бизнес-процессов необходимо, во-первых, осуществить пересмотр корпоративной и функциональных стратегий, а также политики управления кадрами, во-вторых, внести соответствующие изменения в организационную структуру управления, сделав акцент на цифровую культуру, в-третьих, изменить технологию взаимодействия как внутри компании (ориентир на постоянные изменения и инновативность), так и  в рамках цепи поставок (акцент – клиентоориентированность).

 

References

1. Budde L., Benninghaus C., Hänggi R.; Friedli T. Managerial Practices for the Digital Transformation of Manufacturers [Elektronnyy resurs] // Digital. – 2022. - No 2. – pp. 463–483. – URL: https:// doi.org/10.3390/digital2040025.

2. Kysh L.M. IMPROVING THE BUSINESS PROCESSES MANAGEMENT AT ENTERPRISES IN THE CONTEXT OF DIGITALIZATION [Elektronnyy resurs] // East European Scientific Journal. – 2021. - №1(65). – pp. 15-22. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/improving-the-business-processes-management-at-enterprises-in-the-context-of-digitalization/viewer.

3. Ivancic L., Bosilj V.Vuksic, Spremic M. Mastering the Digital Transformation Process: Business Practices and Lessons Learned [Elektronnyy resurs] // Technology Innovation Management Review. 2019. – No 9(2). – pp. 36-50. – URL: https://timreview.ca/sites/default/files/article_PDF/Ivancic_et_al_TIMReview_February2019.pd.

4. Martínez-Caroa E., Cegarra-Navarro Ja.G., Alfonso-Ruizc F.Ja. Digital technologies and firm performance: The role of digital organizational culture [Elektronnyy resurs] // Technological Forecasting and Social Change. - 2020. - Vol. 154(2). – URL: https://www.researchgate.net/publication/341082636_Digital_technologies_and_firm_performance_The_role_of_digital_organisational_culture#fullTextFileContent

5. Anan'in V.I., Zimin K.V., Lugachev M.I., Gimranov R.D., Skripkin K.G. Cifrovoe predpriyatie: transformaciya v novuyu real'nost' [Elektronnyy resurs] // Biznes-informatika. - 2018. - № 2 (44). - s. 45-54. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovoe-predpriyatie-transformatsiya-v-novuyu-realnost

6. Andreeva G. N. i dr. Razvitie cifrovoy ekonomiki v Rossii kak klyuchevoy faktor ekonomicheskogo rosta i povysheniya kachestva zhizni naseleniya [Tekst]. – N. Novgorod: Professional'naya nauka, 2018.

7. Babkin A. V. i dr. Formirovanie cifrovoy ekonomiki v Rossii: suschnost', osobennosti, tehnicheskaya normalizaciya, problemy razvitiya [Elektronnyy resurs] // Nauchno-tehnicheskie vedomosti SPbGPU. Ekonomicheskie nauki. – 2017. – T. 10, № 3. – S. 9–25. – URL: https://economy.spbstu.ru/article/2017.65.1/.

8. Vishniveckaya A.I., Ablyazov T.H. Klyuchevye napravleniya transformacii stroitel'nyh organizaciy [Tekst] // Teoriya i praktika servisa: ekonomika, social'naya sfera, tehnologii. – 2018. - № 4 (38). – s. 31-36.

9. Zubakov G.V. Cifrovaya transformaciya v logisticheskom autsorsinge [Elektronnyy resurs] // Chelovecheskiy kapital i professional'noe obrazovanie. – 2017. - № 1 (21). – s. 63-68. – URL: https://www.rea.ru/ru/org/cathedries/prlogkaf/Documents/%D0%97%D1%83%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%20%D0%93.%20%D0%92.%20-21.pdf.

10. Kalenov O.K. Cifrovye ekosistemy organizaciy [Elektronnyy resurs] // Vestnik REU im. G.V. Plehanova. – 2022. – Tom 19. – № 1 (121). – s. 139-147. – URL: https://vest.rea.ru/jour/article/view/1257/900.

11. Ma Huaten i dr. Cifrovaya transformaciya Kitaya. Opyt preobrazovaniya infrastruktury nacional'noy ekonomiki [Tekst]. – M.: Intellektual'naya literatura, 2019.

12. Mamychev A. Yu. i dr. Mir v cifrovuyu epohu: politika, pravo i ekonomika v XXI veke: kollektivnaya monografiya [Tekst]. – M.: IC RIOR: NIC INFRA-M, 2020.

13. Muromcevskie chteniya. Innovacionnoe razvitie gosudarstva i prava v cifrovuyu epohu : materialy HXII Mezhdunarodnoy nauchnoy konferencii (Moskva, aprel' 2022 g.) / pod red. N. I. Arhipovoy, S. V. Timofeeva, O. N. Vasil'evoy [Tekst]. – M.: RGGU, 2022.

14. Negreev V.V. i dr. Ispol'zovanie cifrovyh tehnologiy v logistike [Tekst] // Nauchnyy zhurnal NIU ITMO. Seriya Ekonomika i ekologicheskiy menedzhment. – 2020. – №2. – s.94-102.

15. Rastova Yu.I., Salim'yanova I.G., Rastov M.A. Cifrovaya kul'tura kak antecedent uspeshnoy cifrovoy transformacii organizacii [Elektronnyy resurs] // Sociologicheskie aspekty upravleniya i ekonomiki. – 2022. - № 4. – s.156-160. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovaya-kultura-kak-antetsedent-uspeshnoy-tsifrovoy-transformatsii-organizatsii.

16. Ryzhkov V. (2019). Chto takoe cifrovaya kul'tura? [Elektronnyy resurs] // KMDA. - URL: https://komanda-a.pro/blog/digital_culture (data obrascheniya: 23.01.2023).

17. Saldana T. Pochemu cifrovaya transformaciya ne daet rezul'tata i chto delat', chto vse zarabotal [Tekst]. – M.: Al'pina Pablisher, 2021.

18. Salim'yanova I.G., Pogorel'cev A.S. Formirovanie innovacionnoy sredy predpriyatiy [Tekst] // Materialy VIII mezhd. nauch.-prakt. konf. «Sovremennyy menedzhment: problemy i perspektivy». - SPb. - 2013. - s. 138-143.

19. Firsova S.V., Danilina O.M., Dashkov A.A., Pokazan'ev V.Yu. Kul'tura kak atribut cifrovoy transformacii [Elektronnyy resurs] // Cifrovaya sociologiya. – 2021. – Tom 4 № 1. – s. 4-11. – URL: https://digitalsociology.guu.ru/jour/article/view/61?locale=ru_RU.

20. Cifrovizaciya. Prakticheskie rekomendacii po perevodu biznesa na cifrovye tehnologii [Tekst]. – M. Al'pina Pablisher, 2019.

21. Chistnikova I.V., Antonova M.V., Mihaylichenko M.Yu. Nauchnyy podhod k issledovaniyu vliyaniya cifrovizacii na ekonomiku regiona [Elektronnyy resurs] // E-Management. – 2022. – T.5., № 4. – s. 72-81. – URL: https://e-management.guu.ru/jour/article/view/320.


Login or Create
* Forgot password?