НОВЫЕ ФАКТОРЫ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОСТРОЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЦИФРОВОМ ОБЩЕСТВЕ
ВАК 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством ВАК 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (по отраслям и сферам деятельности, в том числе: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами; управление инновациями; региональная экономика; логистика; экономика труда; экономика народонаселения и демография; экономика природопользования; экономика предпринимательства; маркетинг; менеджмент; ценообразование; экономическая безопасность; стандартизация и управление качеством продукции; землеустройство; рекреация и туризм) ВАК 08.00.10 Финансы, денежное обращение и кредит ВАК 08.00.12 Бухгалтерский учет, статистика ВАК 08.00.13 Математические и инструментальные методы экономики ВАК 08.00.14 Мировая экономика УДК 30 Теория, методология и методы общественных наук в целом. Социография УДК 33 Экономика. Экономические науки ГРНТИ 04.21 Общество как система. Социальные отношения и процессы ГРНТИ 04.51 Социология сфер социальной жизни, социальных явлений и институтов ГРНТИ 06.39 Наука управления экономикой ГРНТИ 06.75 Экономические проблемы организации и управления хозяйством страны ГРНТИ 06.81 Экономика и организация предприятия. Управление предприятием ОКСО 38.03.02 Менеджмент ОКСО 39.03.01 Социология ОКСО 39.04.01 Социология ББК 60 Общественные науки в целом ББК 6505 Управление экономикой. Экономическая статистика. Учет. Экономический анализ BISAC BUS041000 Management BISAC BUS042000 Management Science BISAC BUS103000 Organizational Development
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
На основе анализа организационных концепций общественных наук обоснована инвариантная система факторов организационного построения деятельности в обществе и определены механизмы ее развития. Рассмотрено распределение новых факторов организационного построения деятельности в обществе, обусловленных реализацией национальных программ развития, по компонентам этой инвариантной системы, в результате этого формируется ее новое содержание и актуализируется организационная проблема в цифровом обществе.

Ключевые слова:
инвариантная система, национальная программа, организационные факторы, организация, федеральный проект, цифровая экономика
Текст

Деятельность различных организаций, учреждений и предприятий в России сегодня осуществляется в условиях реализации национальной программы, можно сказать грандиозной программы, «Цифровая экономика Российской Федерации». Ее грандиозность обусловлена тем, что она интегрирует в себя все другие двенадцать национальных программ, выполняемых в Российской Федерации в период с 2018 года по 2024 год [1]. Поэтому хотя она и называется «Цифровая экономика Российской Федерации», все же необходимо отметить, что она одинаково глубоко затрагивает своими преобразованиями не только экономическую, но все сферы жизнедеятельности нашего общества, созидая не только цифровую экономику, а в целом – цифровое общество, цифровой социум. На рис. 1 представлена интеграция всех национальных программ реализуемых в Российской федерации за период с 2018 по 2024 гг. национальной программой «Цифровая экономика Российской Федерации»

Реализация этой национальной программы представляет собой системно-комплексное выполнение шести федеральных проектов, каждый из которых призван формировать свою независимую компоненту цифрового общества в гармонии со всеми другими его компонентами. При этом в результате интеграции и активизации в себе всех других ныне реализуемых двенадцати национальных программ, создается принципиально новая инфраструктура цифрового общества и соответствующие ей (новой инфраструктуре) системы нормативного регулирования, профессионально-кадрового обеспечения, государственного управления, а также цифровая технологическая система жизнедеятельности общества. Понятно, что такое глубокое инфраструктурное, законодательно-правовое, нормативно-методическое, профессионально-кадровое, технологическое и управленческое преобразование общества уже сегодня требуют принципиально новых организационных форм осуществления своей деятельности не только всеми юридическими, но и всеми физическими лицами.

 

 

Рис. 1. Интеграция всех национальных программ Российской Федерации, реализуемых в период  с 2018 по 2024 гг.

 

Решение этой непрерывно актуализируемой в ходе выполнения федеральных проектов организационной проблемы частично обеспечивается тем, что практически все предприятия, учреждения и организации, начиная с органов государственной власти, государственных учреждений, государственных корпораций, предприятий крупного бизнеса и заканчивая предприятиями среднего и малого бизнеса, вовлечены или имеют возможность включиться в реализацию данной национальной программы. Это позволяет им оперативно заниматься своим организационным построением, максимально приводя его в соответствие с новыми организационными факторами формируемого цифрового общества. Однако необходимо отметить тот факт, что большинство предприятий, даже активно участвующих в выполнении этих федеральных проектов, полностью не могут преодолеть этой организационной проблемы. Так, например, В.В. Комаров отмечает: «…проблему реализации программы цифровизации промышленности на сегодняшний день составляют сложности с привлечением в проекты как крупных частных инвесторов, так малого и среднего бизнеса, являющихся важным элементом коммерциализации фундаментальных разработок, выполняемых преимущественно с участием государства» [2. Т.13. С.1112]. Особенно это касается предприятий малого бизнеса, которые в большинстве своем находятся в стороне от реализации этой национальной программы и поэтому уже имеют, или рано или поздно столкнутся с цифровой организационной проблемой, т. е. проблемой организации своей деятельности в цифровом обществе. Причиной этому, как отмечают многие авторы, являются радикальные институциональные изменения, вызванные цифровизацией общества, «…при переходе к цифровой экономике происходит институциональная трансформация, которая сама по себе, независимо от ее причин и природы, является мощным дестабилизирующим фактором для устойчивого и успешного социально-экономического развития» [3. С.45].

В связи с этим актуализируется ряд первичных задач, решения которых необходимы для успешного преодоления все более обостряющейся организационной проблемы. Во-первых, это – задача анализа современных организационных концепций в системе общественных наук по обоснованию инвариантной системы факторов организационного построения деятельности во всех сферах жизнедеятельности общества. Во-вторых, задача выявления и описания причин и механизма развития структуры этой инвариантной системы организационных факторов в социуме. В третьих, задача анализа содержания национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» и ее федеральных проектов по определению нового содержания структуры инвариантной системы организационных факторов, обусловленного их реализацией. Результаты, полученные при решении этих трех задач, надо надеяться, позволят обосновать задачу организационных проектных исследований по определению путей решения рассматриваемой здесь организационной проблемы.

Рассмотрим последовательно эти задачи и их составляющие.

Начнем с обоснования инвариантной системы факторов организационного построения деятельности в социуме.

Понятно, что новые факторы организационного построения всякой социальной деятельности будут возникать в некоторой уже сложившейся в обществе реальной структуре реально действующих этих факторов. Понятно так же, что при возникновении в этой структуре новых факторов эта структура не будет нарушена и, более того, некоторая общая структура этих факторов не будет изменяться. Иначе говоря, существует инвариантная структура факторов организационного построения социальной деятельности, которая в своем фактическом осуществлении и реальном воплощение способна к развитию. Поэтому прежде необходимо обосновать эту инвариантную структуру и понять механизм ее развития.

Вопросам организационного построения деятельности людей и создания организаций на постоянной основе уделяют внимание все общественные науки (см. рис. 2). Это, прежде всего, социология, культурология, политология, экономика, науковедение и теология. Только в своей совокупности они могут дать полное представление обо всех возможных факторах организационного построения социальной деятельности и в том числе деятельности всякого предприятия, всякого учреждения, всякой организации. Так с позиции социологии «организации – это социальные группы, имеющие формальную структуру, созданную для достижения определенной цели. Закрепленная в документах (юридически оформленных нормах) формальная структура регулирует деятельность и деловые отношения в организации, чем обеспечивает необходимый уровень социального порядка и создает предпосылки для успешной целенаправленной коллективной деятельности» [4. С.13]. Таким образом, социология, прежде всего, выделяет группу факторов, обусловленных действующей законодательно-правовой и нормативно-методической базой, возникающей в результате легитимации нормативного порядка общества и определяющей, как это понятно, для предприятия допустимые способы деятельности. Так как способ деятельности определяет ее организационную форму, то эти факторы можно назвать определяющими факторами организационного построения деятельности предприятия.

 

 

Рис. 2. Система общественных наук, изучающих жизнедеятельность общества

 

Культурология, являясь составной частью социологии, утверждает, что «культура выступает в качестве системы символов, организованных в виде набора правил. Эти правила, в свою очередь, структурируют и ограничивают человеческую деятельность, а сама культура представляется как способ организации и осмысления окружающей действительности» [5. С.89]. Иначе говоря, культура порождает определяющие социальные факторы организационного построения социальной деятельности, так как будучи обобщенным способом социальной организации, она определяет не только формальные, но и неформальные правила организационного построения социальной деятельности, которые, как это понятно, требуют своей легитимации.

Изначально способ легитимации определялся исключительно религиозными ориентациями. «Однако по мере того как культурные системы становятся всё более дифференцированными, возрастает самостоятельная ценность отдельных культурных структур. Прежде всего это относится к искусству, особым образом связанному с автономией личности, и эмпирическому когнитивному знанию, становящемуся на высоком уровне развития наукой» [6]. Понятно, что искусство, выделяясь из культурных структур в самостоятельную структуру, наравне с культурой порождает факторы, определяющие высшие способы социальной деятельности, т.е. способы, придающие всякой социальной деятельности творческий характер. В свою очередь наука, дифференцируясь в самостоятельную культурную структуру, порождает вместе с религией, в силу их мировоззренческих социальных функций, факторы, определяющие методологию социальной деятельности. Методология же устанавливает или предписывает способу деятельности соответствующие средства деятельности и в этом смысле устанавливает конкретную форму организационного построения деятельности. Назовем организационные факторы, порождающие наукой и религией, факторами устанавливающими.

Экономическая наука дает в самом общем виде следующее определения экономики: «Экономика, или экономия — это совокупность общественных отношений и социальных практик, складывающихся в системе хозяйственной деятельности человека, производства, распределения, обмена, потребления и накопления материальных благ, а также управления этими процессами» [7]. Понятно, что всякая социальная практика определяется соединением средств и способов в соответствии с методологией в технологию практической социальной деятельности, поэтому экономика порождает организационные факторы, которые уже определяют конкретное исполнение организационного построения социальной деятельности. Эти факторы можно назвать исполняющими организационными факторами.

Политология, с одной стороны, аналогично культурологии говорит, что «политика представляет собой совокупность способов организации определенных элементов тотальной системы в соответствии с одной из ее фундаментальных функций, а именно: эффективного действия для достижения общих целей» [8. С.14]. С другой стороны, «политика — это совокупность социальных практик и дискурсов, в которых реализуются формы и методы управления обществом, общественными группами и их отношениями, связанные с осуществлением власти» [9]. Реализация форм и методов управления в социальных практиках, как известно, определяется средствами, которые необходимо соединить со способами в соответствии с принятой методологией социальной деятельности, что определяет, как это понятно, технологию социальной деятельности. Значит и политику необходимо отнести к исполняющим факторам организационного построения социальной деятельности, которые, как и экономика, определяют технологию социальной деятельности, но в области управления.

Наконец, понятно, что факторы, определяющие доступные средства социальной деятельности и потому обусловливающие форму организационного построения социальной деятельности, порождают техника и природа. Эти факторы образуют группу обусловливающих организационных факторов.

Таким образом, получено две пары антиномичных групп факторов, которые требуют своего синтеза. Понятно, что этот синтез осуществляется организацией людей для совместной деятельности, которая в свою очередь необходимо порождает группу синтезирующих организационных факторов, связывающих в единораздельную целостность всю совокупность организационных факторов, превращая эту совокупность в инвариантную систему социальных факторов организационного построения всякой деятельности в обществе. На рис. 3 представлена общая структура этой инвариантной системы организационных факторов.

 

 

Рис. 3. Общая структура инвариантной системы организационных факторов в социуме

 

На рис. 3 введены следующие обозначения. Ф1 обозначает определяющие организационные факторы, которые порождает культура и искусство как легитимные способы деятельности в обществе. Ф2 – обусловливающие организационные факторы, которые порождает техника и природа как доступные средства деятельности в обществе. Ф3 – устанавливающие организационные факторы, которые порождает религия и наука как осуществимую методологию деятельности на основе легитимных способов и доступных средств. Ф4 – исполняющие организационные факторы, которые порождает экономика и политика как практическую технологию осуществления деятельности на основе легитимных способов и доступных средств в соответствии с принятой методологией. Ф5 – синтезирующие организационные факторы, которые порождает сама организация людей для совместной деятельности как фактическую организацию и фактическое управление продуктивной деятельностью в обществе.

Таким образом, во-первых, форма построения организации деятельности всякого предприятия, всякого учреждения всякой организации и всякого индивида, с одной стороны, определена состоянием культуры и искусства в обществе, а с другой стороны, обусловлена состоянием техники и природы. Во-вторых, форма построения организации деятельности всякого предприятия, всякого учреждения всякой организации, с одной стороны, устанавливается состоянием науки и религии в обществе, а с дрогой стороны исполняется состоянием экономики и политики в обществе. Для осуществления эффективной социальной практики необходим организационный синтез всех антиномичных пар, который возможен только при установлении в них антиномичных соответствий. Нарушение любого антиномичного соответствия приведет к нарушению в организации социальных практиках.

Такова структура инвариантной системы организационных факторов социума.

Рассмотрим теперь причины и механизмы возникновения и развития изменений структуры в этой инвариантной системе.

Какова же ее природа и каковы же механизмы ее развития?

Природа возникновения изменений в структуре инвариантной системы организационных факторов социума, как это видно из описанной выше общей структуры этой системы (см. рисунок 3), состоит в том, что всякая социальная практика, возникающая как результат осуществления полного организационного синтеза в этой структуре, здесь же начинает обратно действовать на ее компоненты. С одной стороны, практика управления обратно воздействует на следующие компоненты этой структуры: политику, культуру, искусство и религию. С дрогой стороны, практика продуктивной деятельности обратно воздействует на такие ее компоненты как природа, техника, наука и экономика. Понятно, что если оставить без внимания это обратное действие социальных практик, то оно может привести и, как правило, приводит к нарушению антиномичных соответствий в структуре инвариантной системы организационных факторов. Нарушения антиномичных соответствий происходит из-за несогласованных изменений в структурных компонентах, возникающих в результате этого обратного действия, что в свою очередь уже негативно влияет на социальную практику.

Следует отметить, что религия, культура, искусство и политика в структуре инвариантной системы организационных факторов социума носят более устойчивый характер, в то время как наука, техника, природа, и экономика более склонны к изменениям. Именно это и является основной причиной нарушения антиномичных соответствий в структуре инвариантной системы организационных факторов социума.

Поскольку продуктивная деятельность человека изначально была направлены на преобразование природы в интересах общества, а точнее во благо общества, то человек сразу же на уровне интуиции поставил задачу управлять факторами организационного построения своей продуктивной деятельности. Основой этого управления поначалу выступала религия, которая определяла в первую очередь культуру и искусство, а затем уже соответствующую им политику, которые определяли социальную практику управления. В соответствии с этими компонентами уже устраивались наука, техника, природа и экономика. Они, в свою очередь, уже определяли социальную практику продуктивной деятельности. Такой механизм развития структуры инвариантной системы организационных факторов в социуме можно назвать теологическим. Понятно, что он не способствовал быстрому технико-экономическому развитию общества, однако обеспечивал антиномичные соответствия в структуре инвариантной системы организационных факторов и устойчивое процветание возникающих здесь социальных практик. Стремление общества к технико-экономическому развитию привело к возникновению натурфилософии, которая тяготела к материализму и со временем вытеснила теологическую философию как определяющие в соответствии с религией, религиозной культурой, религиозным искусством и религиозной политикой научное учение. Это привело к резкому снижению религиозного влияние на развитие структуры инвариантной системы организационных факторов социума, а фактически к разрушению сложившегося теологического механизма ее развития.

На смену теологическому механизму развития структуры инвариантной системы организационных факторов приходит прогрессивный механизм ее развития, основой которого теперь выступает позитивная наука, которую образуют вместе с математикой все естественнонаучные дисциплины, религия в счет практически вообще не берется. Философия, общественные и гуманитарные науки теперь носят вспомогательный характер и мало востребованы, исключение составляет экономика, которая возникает и развивается сначала как точная наука, ставя себя в один ряд с математикой и механикой. «Если подвести итог разговору об изменении представлений о предмете, функции и содержании социологической теории, станет очевидным, что у социологов более не существует единого представления о предмете науки. В итоге поставлен под сомнение ее научный статус, исчезли инстанции в сфере практики, способные использовать ее знания, сами эти знания более не востребованы» [10. Т. 340. С.39].

Современная позитивная наука направлена на развитие техники и технологий эффективного использования природных ресурсов и создания экономического базиса общества по производству материальных благ. В соответствии с экономикой как базисом общества формируется политика, которая озабочена властью и распределением этих благ. Политика теперь определяет культуру и искусство социума, а религия просто выпадает из прогрессивного механизма развития структуры инвариантной системы организационных факторов в современном социуме, либо политика формирует новую удобную ей религию. Это приводит к нарушению логико-смысловых антиномичных соответствий компонент структуры инвариантной системы организационных факторов в социуме. Немудрено, что вся история научно-технического прогресса есть история непрерывного преодоления организационных проблем в современном обществе. Именно прогрессивный механизм развития структуры инвариантной системы организационных факторов создает научно-технический прогресс как мощнейший генератор организационных проблем социума.

Очевидно, что развернутая сегодня государством масштабная комплексная реализация тринадцати национальных программ имеет одну из важнейших задач – максимальное преодоление в России организационных проблем российского социума.

Рассмотрим, какие же новые организационные факторы возникают в ходе реализации национальных программ и как они изменяют содержание структуры инвариантной системы организационных факторов российского социума, в контексте формирования и поддержания в ее структуре антиномичных соответствий.

Проведенный анализ структуры и содержания каждой национальной программы позволил определить для каждого компонента структуры инвариантной системы организационных факторов социума, сколько и какие результаты, получаемые в ходе выполнения рассматриваемой программы, создают в этом компоненте новые факторы организационного построения деятельности. Для каждой национальной программы  проведена оценка распределения числа федеральных проектов, формирующих новые организационные факторы, по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов в социуме (см. рис. 3). Как это понятно, учитывались только такое формирование новых организационных факторов, которое было явным образом зафиксировано в перечне результатов федеральных проектов. Иначе говоря, в учет принимались только плановые формирования новых организационных факторов.

Кроме того, каждая национальная программа, была рассмотрена с точки зрения наличия в ней проектов, непосредственно направленных на создание цифровых социальных сущностей как, например, «цифровая экономика».

Результаты этого анализа представлены в таблице.

 

 

Таблица

Распределение числа федеральных проектов, формирующих новые организационные факторы, по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов

 

Название НП

Всего ФП

Распределение числа ФП
по структурным компонентам:

Новые факторы

Наука

Техника

Природа

Экономика

Политика

Культура

Искусство

Религия

Люди

Демография

5

2

3

-

-

5

5

-

-

1

ИАС «Работа в России»

Здравоохранение

8

4

6

-

-

5

5

-

-

1

Цифровой контур в здравоохранении

Образование

10

3

9

-

1

9

8

3

1

3

Цифровая образовательная среда

Культура

3

-

2

-

2

2

3

1

1

1

Цифровая культура

Автомобильные дороги

4

-

4

2

4

4

1

-

-

1

Цифровые автомобильные транспортные системы

Жилье и городская среда

4

-

2

2

1

3

4

-

-

-

Умный город

Экология

11

1

10

11

1

10

10

-

-

-

ЕГИС учета и контроля твердых отходов

Наука

3

2

1

-

1

3

3

-

-

2

-

Малое и среднее предпринимательство

5

1

1

-

-

5

3

-

-

2

Цифровая экосистема МСП

Цифровая экономика

6

1

5

4

6

6

6

-

-

1

Цифровая экономика

Производительность труда

3

1

1

-

1

3

2

-

-

3

Цифровой центр занятости

Международная кооперация и экспорт

3

3

3

-

-

3

1

-

-

-

Цифровой Российский Экспортный Центр

Магистральная инфраструктура

9

-

9

9

-

-

-

-

-

-

-

Итого:

74

18

58

28

17

68

51

4

2

15

Цифровая трансформация

 

Анализ данных, представленных в таблице, показывает высокую неравномерность планового формирования новых организационных факторов в структурных компонентах их инвариантной системы в социуме. Так, например, в таком компоненте как «техника» плановое формирование новых организационных факторов осуществляет хотя бы один федеральный проект в каждой реализуемой национальной программе, в то время как в структурном компоненте «религия» плановое участие осуществляют всего два федеральных проекта, один в национальной программе «Культура», а другой в национальной программе «Образование». При этом в компоненте «техника» плановое формирование новых организационных факторов осуществляют пятьдесят восемь федеральных проектов против двух – в компоненте «религия». Понятно, что именно религия была, есть и будет доминантой духовно-нравственной составляющей социума. Наука же, как духовная сфера общества может рассматриваться только в связи с ее отношением к религии (напомним, что наука и религия образуют антиномию, требующую своего синтеза). Поэтому материалистическая наука формирует бездуховное, иначе, антидуховное общество со своей материалистической религией (антирелигией) – атеизмом. Здесь уместно привести слова известного экономиста международника А.Ю. Быкова: «В случае присутствия в цифровой экономике духовной составляющей цифровая экономика может стать площадкой полного обзора и эффективного управления любой страной. Разница между двумя подходами – именно в наличии или отсутствии в цифровой экономике духовной составляющей. От духовной составляющей в цифровой экономике никуда не деться. А вот игнорирование духовной составляющей приведет к разрушению любой экономики и любого государства. Для простоты понимания положите на одну чашу весов достаток с преизбытком экономики евангельских хлебов или историю Ниневии, а на вторую чашу весов – историю Содома и Гоморры» [11. С. 7].

Очевидно, что все структурные компоненты инвариантной системы организационных факторов в социуме одинаково важны и требуют такого же одинакового отношения к ним, при реализации какого бы то ни было проекта развития социума. Тем не менее, тринадцать базовых национальных программ развития Российской Федерации, как показал их экспресс анализ, этого в явном и ясном виде не отображают. Диспропорции в плановом формировании новых организационных факторов в структурных компонентах их инвариантной системы в социуме в ходе выполнения базовых национальных программ существуют не только между структурными компонентами «религией» и «техникой», но практически между всеми структурными компонентами этой системы. Эти диспропорции наглядно отображают лепестковые диаграммы распределения числа федеральных проектов по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов в социуме, в которых они формируют новые организационные факторы.

Данные лепестковые диаграммы представлены на рисунке 4 – итоговая диаграмма, на рисунке 5 – диаграммы для каждой национальной программы с числом федеральных проектов не более пяти и на рис. 6 – диаграммы для каждой национальной программы с числом федеральных проектов более пяти.

 

 

Рис. 4. Итоговое распределение числа федеральных проектов по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов в социуме

 

 

Рис. 5. Распределение числа федеральных проектов, реализуемых национальными программами с числом федеральных проектов не более пяти, по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов в социуме

 

 

Рис. 6. Распределение числа федеральных проектов, реализуемых национальными программами с числом федеральных проектов более пяти, по структурным компонентам инвариантной системы организационных факторов в социуме

 

Предположительно, что государство намерено компенсировать эти диспропорции за счет региональных, отраслевых, корпоративных, фирменных и личных программ цифрового развития, массово вовлекая субъектов всех сфер жизнедеятельности общества в процесс реализации национальных программ. При этом не факт, что эти программы компенсируют, заложенные на федеральном уровне в национальных программах диспропорции. Ясно, что такое положение дел создает большие риски для участников этого процесса.

Однако любой участник процесса реализации национальных программ цифрового развития может существенно снизить эти риски и даже свести их к нулю, если во главу угла своего участия положит задачу организационного построения своей деятельности с учетом всех организационных факторов фактически складывающейся на текущий момент структуры их инвариантной системы в социуме.

Подводя итог, отметим, что для решения этой задачи необходимо обосновать проектную модель организации деятельности, соответствующую структуре непосредственно данной инвариантной системы организационных факторов в социуме. Поэтому сегодня, как это понятно, актуализируется задача организационных проектных исследований.

На первый взгляд, казалось бы, что задача организационных проектных исследований состоит в поиске путей гармонизации структуры непосредственно данной инвариантной системы организационных факторов в социуме, заключающейся в установлении между каждой антиномичной парой ее компонент непрерывного одномоментного соответствия, и создания механизма практического осуществления такого же непрерывного и одномоментного синтеза. Действительно, только такое непрерывное и одномоментное установление соответствий и синтезов в структуре непосредственно данной инвариантной системы организационных факторов в обществе сможет создать непрерывную организацию его жизнедеятельности. Именно так должна была ставиться и решаться задача организационных проектных исследований до того момента, пока научно-технический прогресс еще не создал глобальную компьютерную сеть и вместе с ней интернет, который положил начало иной реальности. С появлением интернета мир разделился на натуральную и виртуальную реальности, на онлайн и оффлайн взаимодействия, наряду с физическим пространством появилось информационное пространство, а сегодня мы уже говорим о цифровой экономике, цифровой культуре, цифровом обществе. Очевидно, что нам ни что не мешает в этом же смысле говорить о цифровой науке, цифровой технике, цифровой природе, цифровой политике, цифровом искусстве и, наконец, о цифровой религии, так как в цифровом обществе все должно быть цифровым. Какой смысл будет вложен в эти понятия, таково будет и их реальное осуществление, таковы будут и наши ощущения от этого реального осуществления.

Пока ясно только одно, что в цифровом обществе должен быть устранен дуализм, должен быть найден синтез натуральной реальности и виртуальной реальности в единую цифровую реальность, онлайн и оффлайн взаимодействий в единое цифровое взаимодействие, физического и информационного пространства в единое цифровое пространство.

Таким образом, сегодня в ходе выполнения национальных программ развития Российской Федерации в период с 2018 по 2024 гг. складываются принципиально новые условия, которые актуализируют проблему организационного построения деятельности в формирующемся цифровом обществе. Для решения этой организационной проблемы необходимо задачу организационных проектных исследований рассматривать как задачу системного оперативного организационного моделирования в соответствии со структурой непосредственно данной инвариантной системы организационных факторов формируемого цифрового общества. При этом ставится цель оперативного построения актуальных организационных моделей, в свою очередь обеспечивающих такое же оперативное организационное проектирование текущей деятельности предприятий, учреждений и организаций уже как цифровых организаций.

Для обоснования структуры непосредственно данной инвариантной системы организационных факторов формируемого цифрового общества требуется формулирование новых методических принципов применения системного подхода к решению этих исследовательских организационных задач, основанных на неформальном подходе к конструированию сущности цифрового общества как, именно, смысловому конструированию.

Список литературы

1. Национальные проекты России [Электронный ресурс]: [сайт]. М.: АНО НП, ИА ТАСС, 2021. URL: https://национальныепроекты.рф (дата обращения: 10.02.2021).

2. Комаров В.В. Актуальные проблемы внедрения цифровых технологий в промышленность России // Креативная экономика. – 2019. – Том 13. - № 6. – С. 1107-1115.

3. Волкова А.А., Плотников В.А., Рукинов М.В. Цифровая экономика: сущность явления, проблемы и риски формирования и развития // Управленческое консультирование. – 2019. – № 4. – С. 38-49.

4. Барков С.А. Социология организаций: учебник для вузов / С.А. Барков, В.И. Зубков. – 2-е изд., перераб. и доп. – Москва: Издательство Юрайт, 2020. – 414 с. – Текст: электронный // ЭБС Юрайт [сайт]. – URL: https://urait.ru/bcode/449995 (дата обращения: 09.02.2021)

5. Багновская Н.М. Культурология: учебник / 3-е изд. – М.: Дашков и К°, 2020. – 420 с. – Режим доступа: по подписке. – URL: https://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=116048 (дата обращения: 16.02.2021).

6. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения. Американская социологическая мысль. – М., 1996. – С. 494-526. – Перевод с английского: Н.Л. Полякова. // Электронная публикация: Гуманитарный портал. – М.: Центр гуманитарных технологий, 10.02.2009. URL: https://gtmarket.ru/library/articles/3096#9 (дата обращения 16.02.2021).

7. Никитин С.А., Эдельман В.А., Александров А. В. Экономика // Электронная публикация: Гуманитарный портал. – М.: Центр гуманитарных технологий, 18.01.2021. – URL: https://gtmarket.ru/concepts/7120 (дата обращения 10.03.2021).

8. Зеленков М.Ю. Политология: учебник / 2-е изд., доп. и уточн. – М.: Дашков и К°, 2020. – 340 с. – Режим доступа: по подписке. – URL: https://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=573147 (дата обращения: 16.02.2021).

9. Огурцов А.П., Бернштейн В.С., Симонов А.И. Политика // Электронная публикация: Гуманитарный портал. – М.: Центр гуманитарных технологий, 18.01.2021. URL: https://gtmarket.ru/concepts/6865#t1 (дата обращения 2.03.2021).

10. Щербина В.В. Существует ли сегодня наука социология? // Социологические исследования (СОЦИС). – М., 2012. – Т. 340, № 8. – С. 31–41.

11. Быков А.Ю. Цифровая экономика и будущее золотого стандарта: очерки по истории мировой цифровой экономики. – М.: Проспект, 2019. – 228 с. – (Право цифровой экономики). – Режим доступа: по подписке. – URL: https://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=570820 (дата обращения: 11.03.2021).