ПРОБЛЕМЫ АКТУАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВОСУДИЯ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЕГО РАЗВИТИЯ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье рассматриваются некоторые недостатки функционирования электронного правосудия на актуальной стадии его развития в России. Авторами проанализированы ключевые этапы судопроизводства в контексте их информатизации. По результатам данного анализа сделаны выводы о качественном развитии электронного правосудия в последнее десятилетие, сопровождающемся, впрочем, значительным числом новых вызовов, все еще не получивших ответов. Применительно к каждому из рассмотренных этапов сформулированы предложения по развитию электронного правосудия. Исследование выполнено в рамках научного проекта РНФ № 18-78-10075 «Институциональное моделирование экономико-правового механизма неоиндустриализации на основе развития цифровой экономики РФ».

Ключевые слова:
электронное правосудие, информатизация, цифровизация, судопроизводство, электронный вид документа
Текст

Реформа судебной системы, подразумевающая ее оптимизацию в контексте электронных технологий, некоторое время назад прошла свою точку невозврата: обязательные десятилетием прежде для научных исследований опасения в нестабильности цифровых систем и их подверженности вмешательству извне если и имеют место, то выглядят откровенно ретроградными, а оговорка о том, что реализация электронного правосудия не может быть повсеместной ни для организаций, ни тем более для граждан ввиду неабсолютной распространенности необходимых инструментов (технические средства, доступ в сеть Интернет), постепенно исчезла из дискуссии. Тем не менее, информатизация правосудия в Российской Федерации в настоящий момент не финализирована, и ей, как любому долгосрочному динамическому процессу, на основании уже полученных эмпирических данных необходима корректировка как допущенных частных неточностей, так и направления вектора развития.

Разной степени недостатки и вопросы к дальнейшей трансформации сохраняются у практического и научного сообществ относительно практически всех аспектов правосудия, которые затрагивает информатизация: от момента подачи документов в суд и до направления судебного акта и его копий.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов», документы, которые свидетельствуют о выполнении требований процессуального закона, поданные в виде электронных образов, могут быть истребованы судом в оригинале или в виде надлежащим образом заверенной копии уже после принятия к производству суда соответствующего обращения, которое, впрочем, может быть оставлено без рассмотрения в случае их непредставления [6].

Такая позиция Пленума ВС РФ означает порочность правоприменительной практики, в которой время от времени практикуется оставление без движения и последующий возврат обращения в суд, к которому означенные документы приложены в виде электронных образов. Суды при этом руководствуются процессуальными нормами, буквально содержание которых фактически нивелирует возможность подачи документов в электронном виде: якобы, например, статья 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает приложение к исковому заявлению оригинала документа, подтверждающего оплату государственной пошлины, коим скан-копия такого документа не является.

Однако, несмотря на то, что подобные случаи в свете приведенных разъяснений Пленума ВС РФ являются просто эксцессами судебного усмотрения, полагаем, что информатизация в данной сфере еще не окончена [1, с. 35]. В частности, оставление без рассмотрения обращения в суд, когда не представлен затребованный оригинал доверенности подписанта такого обращения, вполне логично и обосновано. При этом выработанные судебной практикой критерии приемлемости документов об уплате государственной пошлины (это должны быть заверенные подписью и печатью сотрудника банка платежные поручения, банковские квитанции) сводят на нет информационную оптимизацию подачи заявлений в суд в условиях, когда большинство транзакций производится с помощью компьютерных или мобильных программ, а подавляющее число административных процедур оставляют представление документа об уплате государственной пошлины на усмотрение заявителя. Полагаем, что минимальной мерой в данном случае должно являться исключение документа, подтверждающего уплату государственной пошлины, из перечня тех, которые суд может затребовать для представления в оригинале, а оптимальной – указание в процессуальных кодексах на добровольность представления вместе с обращением в суд указанных документов.

Еще одним направлением трансформации существующих процедур является учреждение возможности регистрации на портале «Госуслуги» для юридических лиц, поскольку сейчас для направления документов в электронном виде работники используют свои личные записи с вытекающими негативными последствиями: например, необходимость регистрации при смене ответственного лица на не имеющее соответствующей учетной записи или невозможность перенести подписки организации в сервисе «Электронный страж».

Представляется также необходимой корректировка нормативных актов, регулирующих порядок подачи в суды Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, в той части, в которой данные акты допускают указание работником суда при отклонении документов не всех причин, в силу которых они не могут считаться поступившими в суд, а только одной или нескольких из них, что препятствует последующим успешному устранению недостатков и повторной подаче документов [3, 4].

С другой стороны, требуется нормативное закрепление императива такого поведения лиц, обращающихся в суд, которое сегодня расценивается как желательное и ответственное, однако не нашло фиксации в норме: уведомление суда о том, что документы, направляемые в суд по почте, уже были поданы в электронном виде. Не дождавшись своевременного ответа о принятии документов в электронном виде, особенно при угрозе пропустить сроки, участники процесса склонны дублировать обращение в суд на физическом носителе, порой проявляя недобросовестность: возбуждение дела-двойника не влечет значительных негативных последствий для его стороны, поэтому в отсутствие нормативно закрепленной обязанности уведомления суда лица, участвующие в деле, не сообщают о уже имевших место случаях направления документов.

Судебные дела на актуальном этапе реформы ведутся в печатном виде, в связи с чем все поступившие в электронном виде документы распечатываются и подшиваются к делу. Очевидной целью здесь является полная информатизация судебных дел. Следующим шагом к становлению подобного порядка может стать требование для государственных органов и организаций, финансируемых государством, предоставлять документы исключительно в электронном виде [7, С. 200]. Поскольку в настоящее время межведомственное взаимодействие между государственными органами осуществляется преимущественно в электронном виде, данное требование не станет чрезмерным.

Ведение судебного дела в электронном виде с неизбежностью должно повлечь за собой предоставление всем участникам процесса возможности знакомиться со всеми материалами в сети Интернет, как это сделано, например, в Сингапуре или США [2, с. 33]. Сейчас подобный функционал реализован только для дел, рассматриваемых в порядке упрощенного судопроизводства арбитражными судами, тогда как по иным категориям дел можно просматривать только судебные акты, узнавать расписание судебных заседаний и отлеживать движение дела.

Вообще область амбивалентного взаимодействия как участников процесса и суда, так и участников между собой была значительно оптимизирована за последнее время, однако не все точки роста уже были исчерпаны. В частности, одним из ключевых преобразований стало утверждение в АПК РФ и последующее разъяснение Пленумами ВАС РФ и ВС РФ корректного применения нормы, согласно которой при условии получения лицом, участвующим в деле, первого судебного акта, размещение информации о последующих судебных заседаниях в сети Интернет означает его надлежащее уведомление [5, 6]. Данное правило, помимо иных преимуществ организационного, материально-технического и процессуального характера, существенно снижает количество отложенных в связи с неявкой в процесс не уведомленного надлежащим образом лица судебных заседаний и споров, связанных с ненадлежащим уведомлением участников арбитражного процесса.

При этом решающий шаг, позволяющий перейти к полностью электронному взаимодействию суда и лиц, участвующих в деле: закрепление обязательного указания организациями и индивидуальными предпринимателями адресов электронной почты, которые отражались бы в выписках из ЕГРЮЛ и ЕГРИП соответственно, все еще не сделан. Более того, поправки, внесенные Федеральным законом от 12.11.2019 № 375-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве», а именно утверждение возможности взаимодействия судебных приставов с юридическими лицами и предпринимателями по адресам электронной почты, но только если таковые указаны в соответствующих реестрах, косвенно свидетельствуют о том, что в ближайшей повестке дня вопрос об обязательности внесения электронной почты в ЕГРЮЛ и ЕГРИП не стоит [8]. При этом если полный переход на электронные извещения в гражданском процессе являлся бы действительно преждевременной мерой, то для хозяйствующих субъектов требование сообщать государственным органам для последующего опубликования наряду со сведениями о юридическом адресе сведения об адресе электронной почты на современном этапе развития и распространения цифровых технологий не видится чрезмерным.

В отсутствие же данных нововведений паллиативной мерой видится указание в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 не только на уже закрепленную в нем возможность суда направлять извещения по электронной почте, если лицо выразило согласие на то путем указания такой почты в одном из процессуальных документов, но и на право других лиц, участвующих в деле, в означенном случае также осуществлять взаимодействие по указанному адресу электронной почты, что освободило бы их от обязанности использования традиционной почтовой корреспонденции [6].

В судах общей юрисдикции помимо оптимизации использования уже реализованных инструментов (sms-уведомления не всегда приходят лицам, оформившим свое согласие на такой способ оповещения, а информация о движении дела и тексты итоговых судебных актов в сети Интернет часто не размещаются или размещаются с значительной задержкой) считаем желательным введение императивной публикации текстов любых судебных актов, что повысит транспарентность процесса и упростит подготовку его участников к судебным заседаниям.

Хронологически последние этапы судопроизводства – изготовление судебного акта и направление его копий – едва ли не более всех демонстрируют качественную разность информатизации правосудия в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Если арбитражные суды исправно изготавливают свои акты как в бумажном, так и в электронном виде, в обязательном порядке размещая подписанный усиленной электронной цифровой подписью экземпляр в сети Интернет, то суды общей юрисдикции активно используют диспозитивность законного указания «при наличии технической возможности» для того, чтобы де-факто элиминировать дополнительную и в этой связи обременительную необходимость работы с электронными документами, с технической точки зрения не требующую от материальной базы того, чего бы уже не было в наличии у всех судов и судей в настоящий момент, за исключением, разве что, электронных подписей.

Одно из самых негативно оценённых юридическим сообществом нововведений, внесенных Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», состоит в обязательности для сторон с «01» октября 2019 года обращаться в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа, который прежде мог быть изготовлен и направлен (и обычно направлялся арбитражными судами) взыскателю без специального волеизъявления последнего [9]. Не претерпела изменений данная процедура только в отношении одно частного случая – направления судом исполнительного документа сразу в уполномоченный орган. Для этого и ранее требовалось ходатайство стороны, которое означало ее желание реализовать право на исполнение судебного акта. А поскольку направление печатного судебного акта органу, его исполняющему, непосредственно судом имеет лишь незначительные временные и организационных преимущества, которые в целом нивелируются возможностью ошибки суда, в любой сколько-нибудь прогрессивной апологии можно говорить только о желании законодателя простимулировать электронный оборот исполнительных документов. Если лицо, намеренное добиться исполнения судебного акта, в любом случае вынуждено подать заявление, то почему не указать в нем более быстрый и менее затратный способ направления исполнительного документа? К сожалению, данный вывод нежизнеспособен в актуальных реалиях. Закрепленная в каждом из процессуальных кодексов возможность отправки исполнительного листа или судебного приказа судом для исполнения в электронном виде не реализуется, преимущественно – по причине отсутствия технических возможностей.

Таким образом, на каждом этапе судебного процесса, несмотря на значительный прогресс последнего десятилетия, существуют не только проблемы самого разного характера: практические и законодательные, административные и технические, но и точки бифуркации, от принятия решений в которых зависит развитие или стагнация отдельных направлений распространения электронного правосудия. При оптимальном движении реформы, некоторые аспекты которой были обозначены в настоящем исследовании, в ближайшей перспективе может быть достигнута практически полная информатизация правосудия, отправляемого арбитражными судами, а суды общей юрисдикции в аналогичные сроки выйдут на качественно новый уровень применения электронных технологий.

Список литературы

1. Николайченко О.В. Обоснованность судебного требования представления документов в подлиннике (копии) в условиях электронного правосудия // Администратор суда. 2019. № 2. С. 34-37.

2. Поддубный Е.О. К вопросу об оптимизации деятельности судов в России посредством электронного правосудия // Право и цифровая экономика. 2018. N 1. С. 31 – 34.

3. Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2016 № 252 (ред. от 20.02.2018) «Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа»: [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_209951/. (Дата обращения 30.11. 2019).

4. Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27.12.2016 № 251 (ред. от 27.08.2019) «Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа»: [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_209690/97ec508e3fab9ee602b836d97366e2887d7cc947/. (Дата обращения 30.11. 2019).

5. Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»: [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_111644/. (Дата обращения 30.11. 2019).

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов»: [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_286361/. (Дата обращения 30.11. 2019).

7. Солохин А.Е. Электронное правосудие: особенности, проблемы и перспективы // Закон. 2019. № 6. С. 193 - 208.

8. Федеральный закон от 12.11.2019 № 375-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве» [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_337358/3d0cac60971a511280cbba229d9b6329c07731f7/#dst100015. (Дата обращения 30.11.2019).

9. Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_312093/. (Дата обращения 30.11.2019).