ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Решение задачи перехода к устойчивым темпам экономического развития при повышении показателей качества уровня жизни российских граждан и степени их ответственности за результаты своей деятельности требуют внимания к тем формам и методам государственного регулирования, которые могут обеспечить реализацию парадигмы социализации экономики. Это предполагает необходимость качественных преобразований во всех секторах российского общества, что, в свою очередь, возможно лишь в случае соотнесения экономических и социальных аспектов проводимых реформ, согласования задач структурной политики с долгосрочными целями развития человеческого потенциала, трансформации социальной сферы, в рамках которой создаются общественные блага, обеспечивающие всеобщие условия жизнедеятельности человека.

Ключевые слова:
индекс качества жизни, социальные нормативы, нормы потребления, модели удовлетворения потребностей
Текст

ВВЕДЕНИЕ

Исследованию теоретико-методологических и прикладных проблем социального развития региона посвящено немало работ как отечественных, так и зарубежных ученых. Многие социально-экономические, институциональные, социологические, экономико-психологические и другие аспекты социального развития на мезоуровне являются объектом пристального анализа различных научных школ. Однако, несмотря на широкое и универсальное использование категории социального развития в научной литературе и на практике, анализ семантических трактовок исследуемой дефиниции выявил множество определений социального развития. Обобщение существующих в современной научной экономической литературе семантических трактовок «социального развития» позволило выделить их классификацию по следующим основаниям: «предикативные» и «утилитарно-экономические». Предикативные трактовки представляют собой формулировки, которые, как «касательные линии» лишь соприкасаются с проблемой, но не проникают вглубь, не выявляют и не отражают действительного существа проблемы [Зубаревич Н.В, 2017]. Характеризуя социальное развитие, как категорию они не раскрывают его сущности. Примерами предикативных трактовок являются следующие определения: «социальное развитие характеризует совокупность реальных социально-экономических условий жизнедеятельности людей», или «социальное развитие – это интегральное понятие, характеризующие жизнедеятельность общества» [Быкова Л.Д., 2016]. Таким образом, предикативные трактовки связаны с попыткой очертить предварительные контуры исследуемого явления, не проникая в его сущность.

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Утилитарно-экономические трактовки социального развития являются наиболее распространенными в специальной литературе. Смысл «утилитарно-экономических» определений социального развития заключается в том, что они раскрывают широкое толкование социального развития как технологии достижения определенного экономического положения населения [Константинова Л., 2017]. В этом случае понятие социального развития рассматривается в единой увязке с понятиями  «потребность», «стоимость жизни» и «социальная сфера». В частности, под социальным развитием понимается обеспеченность населения необходимыми материальными благам и услугами, формируемыми в отраслях социальной сферы [Бобков В.Н., 2015]. При этом наиболее лаконичная трактовка рассматривает социальное развитие как уровень развития и степень удовлетворения потребностей человека [Валитов, Ш.М., Бакеев, Б.В., 2013].

По нашему мнению, для формулирования понятия социального развития в условиях рыночной экономики необходимо использовать базовые компоненты этой категории в виде понятий социальности и развития. Развитие – это всеобщий принцип объяснения истории природы, общества и познания. В философской трактовке развитие представляет собой необратимое, направленное, закономерное изменение материи и сознания, их универсальное свойство. В результате развития возникает новое качественное состояние объекта, отражающее его состав и структуру.

Понятие «социальность» достаточно полно представлено в специальной литературе [Миролюбова, Т.Л., 2015]. В широком смысле под социальностью понимается ее общественность, а в узком смысле – она трактуется как инструмент обеспечения жизнедеятельности индивидуумов в их повседневной жизни.

Таки образом, в устойчивом сочетании «социальное развитие» отчетливо прослеживается два аспекта. Во-первых, направленное изменение качественного состояния, выражаемого количественными показателями. Направленность характера изменений предполагает воздействие субъекта, в качестве которого выступает государство. Во-вторых, обеспечение жизнедеятельности людей в призме социальности реализуется через формирование института социальной сферы. Следовательно, если в экономическом воспроизводстве позиционирование государства неоднозначно, то функционирование социальной сферы детерминировано участием государства. С учетом этого, социальную сферу следует рассматривать как совокупность отраслей, предприятий и организаций, непосредственно связанных и определяющих образ и уровень жизни людей, их благосостояние и потребление [Бородкин Ф.М., 2016]. На наш взгляд, под социальным развитием на мезоуровне следует понимать абсолютное и относительно изменение во времени жизнедеятельности индивидуумов, определяемое состоянием социальной сферы.

Научно-обоснованными ориентирами социального развития  выступают социальные нормативы. При установлении общей связи между количественными и качественными параметрами или регламентации используются понятия норматива или стандарта. Социальные нормативы трактуются в литературе как система регламентированных значений социальных показателей, которые выражают типичный уровень требований, предъявляемых в конкретном периоде к условиям и процессам жизнедеятельности человека и социальных групп [Бородкин Ф.М., 2016].

Социальные нормативы могут быть представлены в различной форме. В зависимости от характера они могут быть:

– уровневыми, выражающими абсолютную или относительную величину нормы соответственно в натуральных показателях или процентах;

– приростными, представленными в виде соотношения приростов двух показателей;

– точечными, когда фактическое значение показателя приравнивается величине норматива без отклонений;

– интервальными, при которых фактическое значение показателя находится в определённых границах;

– максимальными, предполагающими не превышение уровней норматива фактическими значениями;

– минимальными, если фактические значения не меньше уровневых.

В этой связи можно выделить социальные нормативы развития материальной базы социальной сферы, доходов и расходов населения, социального обеспечения и обслуживания, потребления населением материальных благ и платных услуг, условий жизни, состояния и охраны окружающей среды, потребительского бюджета. К числу наиболее актуальных видов социально-экономического нормативов относятся объёмные и структурные нормативы средств, выделяемых на развитие отрасли, социальные стандарты и нормы потребления, устанавливающие минимально допустимые потребности населения в продуктах и услугах; нормативы минимальной заработной платы.

По видовой структуре среди социальных нормативов выделяют [Бородкин Ф.М., 2016]:

1. Потребительский бюджет, суммирующий норматив  потребления населением материальных благ и услуг, дифференцированных по социальным и половозрастным группам населения, климатическим зонам, условиям и тяжести труда, месту проживания.

2. Минимальную заработную плату, а также пособия по временной нетрудоспособности, безработице для трудоспособных лиц, минимальные трудовые и социальные пенсии для пожилых и нетрудоспособных граждан, инвалидов, минимальные стипендии учащимся, регулярные и разовые целевые пособия наиболее уязвимым в материальном отношении группам населения. В совокупности такие социальные нормативы образуют систему минимальных социальных гарантий государства перед населением.

3. Социальные стандарты и нормы потребления, представляющие собой установленные на научной основе минимально необходимые человеку наборы продуктов питания и услуг, возможности удовлетворения потребности в которых гарантируются государством. Нормы потребления характеризуют выраженную в натуральной форме обеспеченность населения предусмотренными социальными стандартами продуктами и услугами. Такие нормы устанавливаются дифференцированно на территории страны с учётом региональных особенностей. При этом региональные стандарты могут превышать государственные, если это позволяют имеющиеся ресурсы.

Реализация социальных обязанностей государства осуществляется через социальную политику, под которой следует понимать комплекс мероприятий, проводимых государством, направленных на решение общественной проблемы (преодоление трудной жизненной ситуации), нарушающей жизнедеятельность граждан, которую они не могут преодолеть самостоятельно. Таким образом, понятие социального развития в новых условиях хозяйствования является многогранным и сложным процессом, который дополняется  рядом близких по значению терминов: социальные нормы и гарантии, потребление, социальная политика, что обусловливает использование различных подходов к его исследованию. Вся совокупность последних по содержанию может быть классифицирована на философско-мировоззренческие, экономические и формально-статистические подходы.

Философско-мировоззренческие подходы в большей степени связаны со  структурированием потребностей в условиях рыночной экономики, способствуя поиску содержательных характеристик социального развития. К ним можно отнести пирамиду потребностей Маслоу, концепцию Д.Мак-Клелланда и теорию Ф. Герцберга [Кузнецова О.В., 2014]. Философско-мировоззренческие концепции направлены на исследование методологического потенциала дифференциации уровней потребления на основе структурирования потребностей. Однако для философско-мировоззренческого подхода наряду с абсолютизацией потребностей характерна абстрактность, проявляемая в рассмотрении отдельного человека, интегрированного в общественную систему через совокупность индивидуальных потребностей. В этом проявляется свойство субъектной интегральности  (кумулятивности) социального развития, когда социальное развитие общества складывается из социального развития его членов.

Так как распределение людей по уровню потребления раскрывает сочетание социально-экономической детерминанты исследуемого явления, философско-мировоззренческие концепции необходимо дополнять экономическими. В целях упрощения интерпретации экономических концепций выделим основные направления социального развития на мезоуровне с учетом его объектно-субъектной области (рис.1).

 

 

Реализация государством регламентации норм и стандартов, задач регулирования социального развития, обусловливает его позиционирование в качестве субъекта и находит методологическое обоснование в институциональном подходе. Учитывая, что Российская Федерация является социальным государством и оценка эффективности его деятельности рассматривается с позиции приближения к характеристикам государства всеобщего благосостояния, рассмотрим в рамках институционального подхода основные положения концепции государства  всеобщего благосостояния относительно его социальной политики. Под государством всеобщего благосостояния следует понимать государство, стремящееся к обеспечению каждого гражданина достойными условиями жизни, социальной защищённостью, ориентировочно равными возможностями для реализации жизненных целей и развития личности, а также типу социальной политики, направленному на повышение уровня жизни населения.

Политическая система, которая обеспечивает благосостояние всех граждан государства, предполагает наличие развитой системы социальной поддержки, широкий спектр социально-экономических, образовательных, медико-психологических услуг. Финансирование этой системы осуществляется за счёт перераспределения доходов через страхование и налоговую политику.

В европейских странах государства всеобщего благосостояния зародились в 40-х гг. XX в. Необходимым условием для их  возникновения является высокий уровень экономического развития, позволяющий обеспечивать достойный прожиточный минимум населения. Понятие государства всеобщего благосостояния было введено в терминологию после второй мировой войны, когда основным условием социальной политики являлось ответственность правительства за благополучие и соблюдение социальных прав граждан. Регулирование социального развития в этом случае осуществляется как государственное вмешательство в жизнедеятельность населения на национальном и местном уровнях через программы социального обеспечения, образования, здравоохранения.

Противники государственной системы социального обеспечения аргументируют свои выводы тем, что реализация действий требует значительных государственных расходов, а в условиях системы услуг социальной поддержки, которые представляются в настоящее время не только государственными, но и частными организациями, у населения появляется возможность выбора. Это привело к тому, что технология активного государственного вмешательства в рыночную экономику, получившая развитие в послевоенные годы, стала подвергаться сомнению.

В настоящее время в ряде стран мира в той или иной форме проводится политика государства всеобщего благосостояния. Различия в моделях реализации этой концепции в основном определяются степенью участия государства в организации деятельности социальных служб. Во всех странах мира за исключением Швеции Финляндии и Исландии система социального обслуживания финансируется по остаточному принципу. Основная причина недостаточного финансирования социальных программ в развивающихся странах заключается в нехватке финансовых средств, а в развитых странах это явление обусловлено политическими или идеологическими факторами, поэтому государственная социальная политика ориентирована на минимальное обеспечение нуждающихся групп населения.

В Германии, Франции, Канаде и Бразилии используется смешанная модель социального благосостояния, при которой государственные, некоммерческие и частные социальные службы, функционируя, дополняют друг друга. В частности в США и Великобритании приоритет в области социального обслуживания отдается общественным, частным и коммерческим социальным службам [Константинова Л., 2013].

Таким образом, в западных странах становление государства всеобщего благосостояния имело в основе экономический рост и сопровождалось постепенным вмешательством государства в экономические процессы, повышением его роли в обеспечении достойного уровня жизни населения. До 1990-х гг. преобладало мнение о том, что рост уровня доходов приводит к повышению уровня жизни и все усилия должны быть направлены на рост его материальной составляющей. Однако кроме доходов существуют и иные цели развития индивидуума (получение образования, участие в политической жизни). ВВП не способен оценить эти стороны развития человеческого потенциала, так как они не в полной мере нашли отражение в Системе Национальных Счетов (СНС). Эта точка зрения получила методологическое обоснование в рамках концепции человеческого потенциала, которая легла в основу структурного подхода. Сущность структурного подхода заключается в исследовании элементов социального развития, выступающих вместе с объектами, выделенными по предметному признаку.

Согласно теории человеческого потенциала производительность труда и рыночная стоимость трудовых ресурсов в значительной степени зависят от интенсивности инвестиций в расширенное воспроизводство работников. Основными направлениями инвестиций в человеческий капитал выступают расходы на образование, здравоохранение, мобильность. Концепция развития человеческого потенциала позволяет выделить компоненты социального развития, задать его предметную систематику диагностики и методику оценки социального развития по индексу развития человеческого потенциала, что раскрывает формально-статистический подход, требующий самостоятельного рассмотрения.

Таки образом, управление социальным развитием региона, в рамках институционального и структурного подходов в условиях территориальной организации общественной жизнедеятельности, можно рассматривать с новых точек зрения. При этом очевидно, что человек является носителем социального развития, следовательно, в широком смысле он может рассматриваться в качестве его объекта. В зависимости от интеграции человека в уровень пространственной иерархии общественной системы обнаруживается распределение объектной области социального развития на следующие группы: население мира, страны, региона и муниципалитета.

Представляется, что в аспекте территориальной организации общественной жизнедеятельности проявляется пространственный подход к исследованию социального развития. Пространственный подход определяет специфику региональных особенностей, дифференциацию его социального развития, а также разрабатывает инструментарий государственного регулирования в рамках региональной политики.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в условиях рыночной экономики эволюция теоретических подходов, раскрывающих детерминанты социального развития, связана с изменениями в социальном развитии.  Концепции социального развития отражают его связь с социальным качеством под воздействием которого модифицируются компоненты социального развития (инвестиции в человеческий потенциал, финансирование  социальной сферы в области здравоохранения, образования).

В условиях социально-ориентированной рыночной экономики формируется новая парадигма регионального развития  – концепция саморазвития региона в конкурентной среде. В  этой концепции  преобладают «нематериальные» подходы, основанные на формировании социального качества регионального уровня и раскрывающие новое направление в определении региональных преимуществ. Последние должны сочетаться с оценкой конкурентных позиций региона в международных системах потоков товаров, работ и услуг, технологического и структурного лидерства с учетом геоэкономического положения региона. Последнее обусловливает необходимость исследования региональных моделей социальной политики.

Список литературы

1. Бобков, В.Н. О задачах повышения уровня и качества жизни населения России // Общество и экономика. – 2015. – №2. – С.28 -39.

2. Бородкин, Ф.М. Социальные индикаторы. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016. – 175 с.

3. Быкова, Л.Д. Содержательная модель региональной социальной политики // Вестник Омского университета. – 2016. – №4. – С.75-78.

4. Валитов, Ш.М., Бакеев, Б.В. Индикативное планирование в экономических системах разного уровня. – Казань: Издательство Казан. ун-та, 2013. – 164 с.

5. Зубаревич, Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода. – М.: Издательство ЛКИ, 2017. – 264 с.

6. Константинова, Л. Выбор модели и регионализация социальной политики // Государственная служба. – 2013. – № 6 (26). – С.120-126.

7. Кузнецова, О.В. Теоретические основы государственного регулирования экономического развития регионов // Вопросы экономики. – 2014. – №4. – С. 46 -66.

8. Миролюбова, Т.Л. Индикативное планирование социально-экономического развития на уровне субъекта Федерации // Проблемы теории и практики управления. – 2015. – № 8. – С.30-39.