К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИСКУССТВЕННЫХ ОСТРОВОВ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Статья посвящена теме особенностей международно-правового статуса искусственного острова. В статье показано, что наиболее актуальным является вопрос о возможности распространения юрисдикции прибрежных государств на искусственные острова, расположенные в открытом море. В статье констатируется, что создание искусственных островов затрагивает вопросы национального суверенитета, морской юрисдикции, разграничения морских границ, развития и использования природных морских ресурсов. Показано, что недостаточная урегулированность таких вопросов сегодня создает напряженность в международных отношениях, провоцирует международные споры и конфликты. В статье исследован круг основных проблем определения и закрепления правового статуса искусственных островов. Показаны правовые препятствия для создания таких объектов в определенных условиях. Приведена классификация видов искусственных островов с точки зрения международного права.

Ключевые слова:
искусственные острова, морское право, международное право, Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, Конвенция ООН об открытом море от 1958 года, территориальные споры, региональная безопасность, региональная экономика
Текст

С развитием науки и техники, а также возрастанием стремления государств занять все большее пространство, вопрос, касающийся правовых аспектов строительства и эксплуатации искусственных островов, приобретает все большее значение [7].

Сегодня международно-правовой статус искусственных островов требует дальнейшего развития (либо уточнения) в связи с возникновением в связи с такой неопределенностью достаточно большого количества проблем и спорных моментов. Наиболее актуальным является вопрос относительно возможности распространения на искусственные острова, расположенные в открытом море, юрисдикции прибрежных государств.

В международном праве термин «искусственный остров» остается достаточно спорным и не имеет общепринятого и исчерпывающе точного определения, несмотря на то, что положения, касающиеся искусственных островов и их статуса, содержатся в Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года [23], а также в Конвенции ООН об открытом море от 1958 года [22]. [7]

В 1973 году Крэйг Уокер определил искусственный остров как неестественным образом сформированный остров, созданный из материалов, извлеченных с морского дна [12].

Следует отметить, что в понятие «искусственного острова» входят искусственные объекты или строения в целом, такие как нефтяные платформы или конструкции, предназначенные для рыбоводства [7], строительство которых осуществляется определенным образом.

Впервые вопрос о том, вправе ли прибрежное государство осуществлять свою юрисдикцию в отношении искусственного острова в открытом море, на практике возник в 1918 году, до появления юридического понятия континентального шельфа. В Мексиканском заливе гражданами США было обнаружено крупное нефтяное месторождение, находящееся на расстоянии около сорока миль от берега на рифе, что породило возможную необходимость решения вопроса о том, может ли находиться потенциально возведенный на нем искусственный остров под юрисдикцией США. По мнению Государственного Департамента США, осуществление определенного контроля со стороны США над такой конструкцией было бы возможным, в особенности, в том случае, если бы ее существование не создавало бы препятствий для США и иностранных государств [17, c. 10–11].

В настоящее время международно-правовые акты по морскому  праву, содержащие положения относительно правового статуса искусственных островов, акцентируют внимание, в основном, на строительстве искусственных островов для исследовательских и разведочных целей, однако практика показывает, что строительство таких островов осуществляется в настоящее время и для решения иных задач [9, c. 23]. Например, известен опыт строительства таких объектов под цели жилищного строительства, а также под туристическо-рекреационные цели.

Вообще, после принятия Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, вопрос о правовом статусе искусственных островов стал гораздо менее острым, однако в последние годы интерес к нему возрос, в частности, в контексте ситуации, складывающейся в Восточной Азии [7].

В научной литературе встречается некоторое количество различных классификаций искусственных островов, однако имеющей наибольшее значение, по нашему мнению и по мнению исследователей, является классификация искусственных островов по признаку их расположения, поскольку именно в зависимости от этого признака можно определить того, какой именно субъект международного права имеет право на строительство такого острова и право на осуществление над ним своей юрисдикции. Согласно данной классификации, следует различать:

  • искусственные острова, располагающиеся во внутренних водах и в территориальном море (в области, на которую распространяется территориальный суверенитет соответствующего государства);
  • искусственные острова, располагающиеся в экономической зоне и на континентальном шельфе;
  • искусственные острова, располагающиеся в открытом море [6, c. 16–17].

По мнению Крэйга Уокера, строительство и использование искусственных островов влечет за собой возникновение трех основных проблем в области международного права: во-первых, проблем, связанных с распространением юрисдикции конкретного государства на такие острова, во-вторых, проблем, связанных с обеспечением свободы открытого моря, и, в-третьих, проблем, связанных с осуществлением строительства на континентальном шельфе. Проблема определения юрисдикционных вопросов может рассматриваться с точки зрения существующих в международном праве концепций, таких как, например, теория правового вакуума и концепция прибрежных зон как основания для распространения юрисдикции [12].

Для целей настоящей статьи все основные проблемы, связанные с определением правового статуса искусственных островов, разделим на основные три категории: связанные с созданием искусственных островов в исключительной экономической зоне прибрежного государства, связанные с созданием таких островов в открытом море, а также общие проблемы, обусловленные специфическими характеристиками объектов такого рода.

Далее вкратце исследуем указанные проблемы.

Конвенция ООН по морскому праву от 1982 года закрепляет право прибрежных государств на создание искусственных островов в исключительной экономической зоне.

При этом указанный международный нормативно-правовой акт исключает возможность генерации территориального моря или иных морских зон вокруг искусственных островов, за исключением зоны безопасности, составляющей максимум 500 метров, определяемой, в том числе, для обеспечения безопасности для судоходства. Существующая практика также свидетельствует о желании многих государств предотвратить возможности предъявления претензий на создание чрезмерных морских зон вокруг искусственных островов [11, c. 5].

Искусственные острова и зоны безопасности вокруг них не должны устанавливаться, если это может создавать помехи для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства [19].

Отсутствие такого рода ограничений на создание морских зон вокруг искусственных островов, по сути, привело бы к злоупотреблению ряда государств своим правом на строительство таких островов с целью увеличения размеров своей собственной исключительной экономической зоны в разы [5, c. 109–110].

Относительно обеспечения таких зон безопасности государством, которому принадлежит соответствующий искусственный остров, целесообразным представляется целесообразным привести следующее мнение судьи Международного трибунала по морскому праву.

При рассмотрении в Международном трибунале по морскому праву дела «TheArcticSunriseCase» (KingdomoftheNetherlandsv. RussianFederation), в параграфе 25 своего особого мнения судья Голицын указал, что указание в параграфе 4 статьи 60 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву от 1982 года на право прибрежного государства на принятие надлежащих мер означает, что в соответствии с этой Конвенцией прибрежное государство имеет право принимать надлежащие меры для обеспечения соблюдения своих норм, регулирующих деятельность в зонах безопасности, другими словами, принимать необходимые меры принуждения [3].

Наиболее существенным ограничением на строительство искусственных островов в исключительной экономической зоне какого-либо государства является обязанность такого государства предотвратить создание помех реализации права мирного прохода, обусловленных строительством (а, в дальнейшем, эксплуатацией) искусственного острова [16, c. 8].

Несмотря на то, что в статье 60 Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, непосредственно посвященной искусственным островам, указывается на то, что строительство таких островов в исключительной экономической зоне государства находится в компетенции такого  государства, иные положения данной Конвенции, в частности, статья 87, предусматривают возможность возведения искусственных островов и в открытом море, что порождает еще большее количество комплексных проблем, в частности, связанных с возможностью распространения на такие острова государственного суверенитета [1].

В частности, например, строительство искусственных островов с возможностью создания вокруг них соответствующих морских зон и распространения на них государственного суверенитета в полной мере приведет к подрыву принципа, согласно которому ни одно государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету [5, c. 109–110].

Также искусственные острова в открытом море могут представлять собой серьезную опасность для реализации свободы судоходства и рыболовства. Присутствие таких островов может приводить к усугублению уже имеющихся конфликтов по вопросам использования морского пространства и к возникновению новых таких конфликтов [10, c. 33].

Кроме того, искусственные острова могут быть источниками загрязнения и проблем, которые будут оказывать непосредственное негативное воздействие на ближайшие к ним соседние государства, а, кроме того, соседние государства будут более подвержены рискам  нарушения их законодательства [10, c. 33].

Кроме того, весьма значительными могут быть юрисдикционные проблемы, связанные со строительством искусственных островов не в исключительной экономической зоне какого-либо конкретного государства, а в открытом море. Так, возникает в случае заселения таких искусственных островов вопрос о применимой правовой системе в отношении жителей такого острова, в частности, наиболее важным является вопрос о применении уголовного законодательства. Очевидно, что имеют место два вероятных варианта: либо применяется в таком случае право государства, являющегося владельцем такого искусственного острова, либо законодательство ближайшего прибрежного государства [26, c. 123].

Как отмечает Никос Пападакис, конечной целью создателей искусственного острова в открытом море может быть создание нового, независимого суверенного государства со всеми соответствующими последствиями [10, c. 33].

Примечательно, что в истории имели место попытки со стороны индивидов и организаций частного сектора основания новых суверенных государств на искусственных островах [17, c. 15].

В настоящее время существует определенный правовой пробел по вопросу того, могут ли использоваться искусственные острова для заселения отдельными морскими общинами и обеспечивать таким образом фундамент для образования и функционирования новых суверенных государств. Примером использования такого правового пробела можно считать так называемое Княжество Силенд [13, c. 37].

Однако данное образование не было признано ни одним государством мира, что, в частности, подчеркивает важность международного признания государства в случае отсутствия соответствующих необходимых в данном случае норм [13, c. 38].

Согласно сложившейся международной практике и сформулированной в результате ее изучения точке зрения греческого юриста Никоса Пападакиса, физические лица и юридические лица, которые не могут законно существовать независимо от соответствующих суверенных государств, не вправе учреждать новые суверенные государства в рамках действующего международного права посредством строительства искусственных островов в открытом море, то есть, за счет строительства искусственной территории, впоследствии заявляемой как незанятой [26, c. 114].

В принципе, создание независимого государства предполагает обязательное соответствие рядку критериев, в том числе, территориальному, который не может применяться к искусственному острову, соответственно, искусственный остров всегда может быть лишь только прикреплен к правовой системе какого-либо существующего государства [8, c. 167].

Также, говоря о строительстве и эксплуатации искусственных островов в открытом море, необходимо обратить внимание именно на то, что использование такого острова предполагает исключительное использование части океана. Слово «исключительное» в данном случае означает то, что такая часть океана не может быть использована другими для каких-либо вообще целей. И интересна также продолжительность такого исключительного использования. Так, искусственные острова вполне можно рассматривать как предназначенные для весьма длительного использования, в определенных масштабах даже как для постоянного использования [14, c. 7].

Относительно возможности и допустимости строительства в открытом море искусственных островов, то среди исследователей существуют две основные точки зрения по этому вопросу: согласно первой, допустимы все виды мирного использования открытого моря, в то время как вторая допускает лишь ограниченный перечень давно устоявшихся видов использования открытого моря [10, c. 34].

Третья категория указанных проблем определения правового статуса искусственных островов связана с их общими характеристиками.

Как отмечает Цзоу Кеюан, хотя антропогенный характер искусственных островов очевиден, в истории международного права их понятие и правовой статус никогда еще не были определены достаточно четко. В частности, это может быть связано с такой особенностью подобного рода островов, что, с одной стороны, благодаря своим характеристикам, они могли бы рассматриваться как естественные острова, а, с другой, в определенных случаях, как суда [7].

К судам с такой точки зрения можно относить искусственные сооружения, не закрепленные на морском дне и обладающие определенной способностью двигаться, такие как, к примеру, морские терминалы, плавучие аэропорты [10, c. 36].

Однако принципиальное различие между искусственным островом и судном заключается в том, что судно создано для того, чтобы перемещаться, в то время как предполагается, что искусственный остров остается в определенном месте. Судно лишь ненадолго задерживается на конкретном участке моря, искусственный остров же предполагает исключительное длящееся использование соответствующего участка моря, даже если такой остров обладает определенными характеристиками для того, чтобы иметь возможность двигаться [8, c. 168].

Так, можно привести интересный пример такой ситуации, когда морские плавучие буровые установки конструктивно и юридически представляют собой морские суда согласно положениям ряда соответствующих международных документов. Однако, располагаясь и выполняя работы на континентальном шельфе, такие морские плавучие буровые установки приобретают статус искусственных островов, установок, сооружений. В то же время, как отмечает М.А. Данильцев, смена юрисдикции, вызванная таким изменением статуса, не влияет на правовую природу морских плавучих буровых установок как судов [20].

Кроме того, правовой статус искусственных островов не схож и с правовым статусом постоянных портовых сооружений, которые, являясь составной частью системы порта, являются и составной частью береговой линии, что означает определенное их влияние на определение морских границ государства [1].

При исследовании данного вопроса нельзя не сказать о значении искусственных островов, в том числе, с международно-правовой точки зрения.

Использование искусственных островов и сооружений является достаточно популярным методом сохранения и рекультивации земель, в особенности, в морях Южной и Юго-Восточной Азии, поскольку небольшие размеры островных государств обуславливают их потребности в большем количестве пространства, которые достаточно трудно удовлетворить [16, c. 4].

В частности, к примеру, страны, не обладающие обширной территорией, население которых однако продолжает существенно увеличиваться, а, соответственно, и наблюдается увеличение соответствующих потребностей, пытаются таким образом решить назревающую государственную проблему [24].

Искусственные острова создаются, в частности, также для того, чтобы избежать использования важных сельскохозяйственных земель для различных иных целей, включая городское развитие, разведку и эксплуатацию природных ресурсов, транспорт и коммуникации, проведение научных исследований, прогнозирование погоды, рекреационные цели, а также размещение военных объектов [11, c. 2].

По данному вопросу целесообразно, однако, привести мнение Белы Витани, согласно которому тенденция расширения распространения юрисдикции прибрежных государств на искусственные острова и установки в открытом море не для целей разведки или эксплуатации природных ресурсов континентального шельфа явно противоречит Конвенции ООН об открытом море от 1958 года. Это также, как было отмечено данным исследователем, очевидно вытекает из заключения Комитета ООН по морскому дну, который в рамках подготовки к третьей Конференции ООН по морскому праву пришел к выводу о том, что из положений статьи 2 Конвенции ООН о континентальном шельфе ясно следует, что сооружение, которое не используется для разведки или разработки природных ресурсов континентального шельфа, не подпадает под юрисдикцию прибрежного государства [17, c. 15].

Как отмечает С.О. Герайбеков, стихийное, не направленное в разумное правовое русло строительство таких искусственных сооружений и установок может в значительной мере отрицательно повлиять на традиционные связи торгового и военного мореплавания, на морской промысел, научные изыскания и другую традиционную и нетрадиционную деятельность государств на Мировом океане[18].

Кроме того, по мнению С.О. Герайбекова, каждый такой искусственный объект островного типа может использоваться как база для военной деятельности государств на морских акваториях, и нет необходимости говорить о том, сколь существенно может повлиять данный фактор на весь комплекс международных отношений вообще и международных морских отношений в частности [18].

В настоящее время искусственные острова зачастую имеют весьма существенное стратегическое и военное значение для государства, например, как в случае с Китаем [11, c. 5].

Так, китайские искусственные острова в Южно-Китайском море поднимают ряд важных юридических и стратегических вопросов, неразрешение которых может привести к большему количеству проблем в существующем мировом порядке [2].

Действия Китая в данном случае поднимают ряд комплексных проблем. Во-первых, строительство Китаем искусственных островов непосредственно противоречит Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года. Кроме того, такое строительство уже создает проблемы для прохода военно-морских судов и пролета воздушных судов. Кроме того, строительные работы, осуществляемые Китаем, влияют на региональный международный мир и стабильность ввиду неоднократных заявлений Китая о том, что такие искусственные острова будут служить достижению оборонных целей. В частности, Китай провозгласил свое право в одностороннем порядке определять и обеспечивать соблюдение зон идентификации противовоздушной обороны над Южно-Китайским морем. Как указывает Карл Тайер, Китай таким образом не осуществляет освоение новых земель, а попросту создает для будущей эксплуатации базы сосредоточения в военных целях [15].

Вместе с тем, если говорить о практической применимости искусственных островов в контексте международных споров и конфликтов, они также могут использоваться для приема беженцев в случае возникновения крупных международных конфликтов, а, кроме того, строительство искусственных островов – это создание новых неоспариваемых территорий, которые, в частности, могут использоваться в качестве компенсаций при разрешении международных конфликтов относительно территории [4, c. 27].

Интересен также вопрос использования искусственных конструкций или искусственных островов не в качестве самостоятельных отдельных сооружений, а для изменения или сохранения правового статуса уже существующих в море объектов. Так, например, как правило, не принято использовать искусственные конструкции для того, чтобы обеспечить приобретение скалами или высотами малой воды статуса естественного острова со всеми вытекающими из этого последствиями. Однако, с другой стороны, использование искусственных конструкций для предотвращения обратной ситуации, для предотвращения приобретения естественным островом правового статуса скалы, которая, согласно части 3 статьи 121 Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, не имеет ни исключительной экономической зоны, ни континентального шельфа, является вполне нормальной и применяемой практикой [13, c. 20].

Использование искусственных конструкций в определенных ситуациях в случае частичного затопления островных государств может способствовать сохранению суверенитета государства и его территории [13, c. 69].

Нельзя не упомянуть также об еще одном весьма важном аспекте. Так, международное морское право предполагает, что строительство искусственных островов не должно негативно сказываться на состоянии окружающей морской среды [15].

Вопрос, связанный с возможным загрязнением окружающей среды в связи со строительством или эксплуатацией искусственных островов также поднимает определенную международно-правовую проблематику, поскольку такое загрязнение может быть интерпретировано как совершение международного преступления или даже как совершение акта агрессии [1].

Стоит также отметить, что о создании искусственных островов, установок или сооружений должно даваться надлежащее оповещение, а постоянные средства предупреждения об их наличии должны содержаться в исправном состоянии. Любые покинутые или более неиспользуемые установки или сооружения должны быть убраны в целях обеспечения безопасности судоходства с учетом любых общепринятых международных стандартов, установленных в этой связи компетентной международной организацией [21, c. 63].

На важность более точного определения правового статуса искусственных островов влияют развитие науки и техники и давление со стороны все возрастающего количества населения, а также интенсификация человеческой деятельности в море. Создание искусственных островов затрагивает вопросы национального суверенитета, морской юрисдикции, разграничения морских границ, развития и использования природных морских ресурсов, а также, если такие вопросы не будут надлежащим образом урегулированы, может провоцировать новые международные споры и конфликты [7].

Список литературы

1. Aghai Diba B. Legal Regime of the Artificial Islands in the Persian Gulf // Soochow Law Journal. – 2009, January. –Vol. 6; <http://payvand.com/news/09/sep/1071.html>;.

2. Baruah D.M. Creating a ´new normal´ in the South China Sea / Observer Research Foundation // <http://www.orfonline.org/cms/sites/orfonline/modules/analysis/AnalysisDetail.html?cmaid=83930&;mmacmaid=83931>.

3. Dissenting opinion of judge Golitsyn // <https://www.itlos.org/fileadmin/itlos/documents/cases/case_no.22/Order/C22_Ord_22.11.2013_diss.op.Golitsyn_orig_Eng.pdf>;; Case № 22 // <https://www.itlos.org/cases/list-of-cases/case-no-22/>;.

4. Even S., Gartner S., Kehat D. Artificial Islands off the Gaza Coast // Strategic assessment. – 2003, February. – Vol. 5. – № 4. – P. 26–29. <http://www.inss.org.il/uploadImages/systemFiles/Artificial%20Islands%20off%20the%20Gaza%20Coast.pdf>;.

5. Gagain M. Climate Change, Sea Level Rise, and Artificial Islands: Saving the Maldives’ Statehood and Maritime Claims Through the «Constitution of the Oceans» // Colorado Journal of International Environmental Law and Policy. – 2012. – Vol. 23. – № 1. – P. 77–120. <http://www.colorado.edu/law/sites/default/files/GAGAIN%20_correctedv2_.pdf>;.

6. Islands and their capacity to generate maritime zones. Case law Romania v. Ukraine / University of Oslo // <https://www.duo.uio.no/bitstream/handle/10852/22760/template_thesis.pdf?sequence=1>;. – 50 p.

7. Keyuan Z. The Impact of Artificial Islands on Territorial Disputes Over The Sparatly Islands / Second International Workshop, November 2010 // <http://nghiencuubiendong.vn/en/conferences-and-seminars-/second-international-workshop/597-the-impact-of-artificial-islands-on-territorial-disputes-over-the-sparatly-islands-by-zou-keyuan>;.

8. Levy-Morelle J. L’ileartificielle de Zeebruggeet le droit international // <http://rbdi.bruylant.be/public/modele/rbdi/content/files/RBDI%201975/RBDI%201975-1/Etudes/RBDI%201975.1%20-%20pp.%20161%20%C3%A0%20174%20-%20J.%20Levy-Morelle.pdf>;. – P. 161–174.

9. Niazi A. Artificial Islands in Persian Gulf in Conventions on Laws of Seas and Kuwait Convention // Global Journal of Science, Engineering and Technology. – 2013. – Issue 5. – P. 23–31. <http://www.gjset.org/Papers/GJSET%20-%20Paper%2000039.pdf>;.

10. Papadakis N. Artificial Islands in International Law // Maritime Studies and Management. – 1975. – № 3. – P. 33–39.

11. Quintos M.F.A. Artificial Islands in the South China Sea and their Impact on Regional (In)security // FSI Insights. – 2015, March. – Vol. II. – № 2. – 11 p. <http://www.fsi.gov.ph/wp-content/uploads/2015/03/2015-0305-Vol-2-No-2-FSI-Insights-Artificial-Islands-in-the-South-China-Sea-Quintos.pdf>;.

12. San Diego Law Review Issue Archive // <http://www.sandiego.edu/law/academics/journals/sdlr/archive/?_focus=926>;.

13. Soete A. The legal position of inhabited islands submerging due to sea level rise: Masterproef van de opleiding «Master in de rechten» / Universiteit Gent // <http://www.scriptiebank.be/sites/default/files/webform/scriptie/THESIS.pdf>;. – 89 p.

14. Soons A.H.A. Artificial islands and installations in international law // Occasional Paper Series of the Law of the Sea Institute University of Rhode Island. – 1974, July. – Occasional Paper № 22. – 30 p. <https://repositories.tdl.org/tamug-ir/bitstream/handle/1969.3/27383/10857-Artificial%20Islands%20and%20Installations%20in%20International%20Law.pdf?sequence=1>;.

15. Thayer C. No, China Is Not Reclaiming Land in the South China Sea. Rather, China is slowly excising the maritime heart out of Southeast Asia // <http://thediplomat.com/2015/06/no-china-is-not-reclaiming-land-in-the-south-china-sea/>;.

16. Tsaltas G., Bourtzis T., Rodotheatos G. Artificial islands and structures as a means of safeguarding state sovereignty against sea level rise. A law of the sea perspective // <http://www.iho.int/mtg_docs/com_wg/ABLOS/ABLOS_Conf6/S2P3-P.pdf>;. – 17 p.

17. Vitànyi B. Legal opinion about the international status of the Principality of Sealand // <http://principality-of-sealand.eu/pdf/e_vitanyi_legal_opinion.doc>;. – 1978. – 31 p.

18. Герайбеков С.О. Проблема определения статуса искусственных островов, установок и сооружений в современном международном морском праве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1977. <http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1237438>;.

19. Гуцуляк В.Н. Современный международно-правовой режим континентального шельфа // Морское право. – 2003. – № 2; <http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1140473>;.

20. Данильцев М.А. Международно-правовой статус плавучих буровых установок // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2011. – Сер. 14. – Вып. 4. – С. 74–83; <http://vestnik.unipress.ru/pdf11/s14/s14v4_11.pdf>;.

21. Джунусова Д.Н. Международное морское право. Учебное пособие. – Астрахань: Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2012. – 328 с.; <http://asu.edu.ru/images/File/Izdatelstvo/sbornik%20troodov%202010/Dzhunusova%20D.N..pdf>;.

22. Конвенция ООН об открытом море от 1958 года // <http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/hsea.pdf>;.

23. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву от 1982 года // <http://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf>;.

24. Сойников М.А. Проблемы правового регулирования отношений, связанных с искусственными земельными участками // <http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=4008>;.

25. Papadakis N. The International Legal Regime of Artificial Islands. – Leiden: Brill Archive, 1977. – 277 p.


Войти или Создать
* Забыли пароль?